Аллах дома остался, ночная жизнь мигрантов в Москве

мастер исмаилМигранты в Москве не только работают. Но отдых у них — только для своих. Специальный корреспондент РИА Новости Дмитрий Виноградов наблюдал за ночной жизнью мигрантов.

Свои банки, клиники, свои спортивные клубы и агентства недвижимости — мигранты плохо интегрируются в российское общество и создают собственные учреждения. Отдыхают, знакомятся и создают семьи они тоже только друг с другом.

На мигрантской клубной карте Москвы немало точек. Есть рестораны и дискотеки, куда ходят преимущественно представители одной национальности — остальных тоже пустят, но смотреть будут косо. Есть грандиозные дискотеки Asia Party, под которые арендуются большие концертные площадки — на них, как правило, «зажигают» выходцы из разных республик Средней Азии. А русские если и заходят, то только чтобы посмотреть на экзотику.

Особенно много в Москве киргизских ночных клубов. Эта диаспора — одна из самых больших и сплоченных в столице. Например, у московских киргизов есть кассы взаимопомощи, куда каждый участник делает ежемесячные отчисления — чтобы в критический момент получить деньги на лечение или похороны.

Попасть в ночной клуб мигрантов постороннему человеку не так просто. Поиск по Яндексу дает крайне мало ссылок на такие этнические дискотеки — скорей всего, это будет видео с концерта очередной выписанной с исторической родины «звезды», выступающей перед диаспорой. Когда корреспондент РИА Новости договаривался о визите на дискотеку «Ош», ее хозяева поначалу были благосклонны, однако потом передумали — мол, сейчас тема мигрантов — одна из самых горячих, идут постоянные проверки ФМС и полиции, так что лучше не привлекать внимания.

Однако все меняется, если открыть одну из мигрантских газет (есть и такие). Вот, например, «Москва KG» (то есть «Москва-Кыргызстан») или газета «Нур» («Свет»). Они заполнены рекламой клубов «Ош», «Гульчатай», «Шелковый путь», где, если верить рекламе, можно отдохнуть и закусить в кругу земляков.

Субботний вечер, окрестности метро «Отрадное». Здесь, на окраине Москвы, находится одна из крупнейших московских мечетей. У входа в ресторан «Кел-Кел» многолюдно — по вечерам он превращается в дискотеку. Компания девушек пришла отдохнуть после напряженной трудовой недели. «Здесь можно поесть настоящие киргизские блюда, пообщаться с земляками, потанцевать и покурить кальян», — объясняет Айсель.

Пару часов спустя, расслабившись, девушки признаются — здесь же можно обрести и личное счастье. «Мы патриотки своей страны и замуж хотим только за киргизов», — говорит 18-летняя Гул Ум. Девушки считают: главное — чтобы у потенциального жениха не оказалась еще одной семьи на родине, куда гастарбайтер регулярно отправляет деньги. Впрочем, некоторые мигранты специально заводят две семьи, одну в Киргизии, другую в Москве. Айсель рассказывает о новом поветрии в диаспоре: к «двойной» жизни переходят и женщины-мигрантки. И у женщины, и у мужчины могут быть официальные семьи на родине. А здесь, на заработках, они образовывают временный союз: молодость берет свое, да и так дешевле вести хозяйство.

Громко звучит русская попса, водка льется рекой, клубится кальян — стиль отдыха гастарбайтеров далек от стереотипов, которые общественное мнение связывает со строгой мусульманской культурой. «Аллах дома остался», — смеется 30-летний Замир. Он в России живет уже 10 лет, получил гражданство и даже устроился работать в полицию, однако своей родиной считает Кыргызстан. Официант славянской внешности, одетый в киргизскую национальную жилетку, приносит Замиру и его друзьям графинчик водки — она хорошо идет под манты.

«Раньше в этот клуб ходила местная молодежь, теперь почти не ходим, а если и заходим, то только большой компанией — напрягает обилие нерусских. Теперь это киргизский клуб», — говорит русская девушка Настя. В клубе вспыхивает потасовка между молодежью. Охрана вмешивается, выводит зачинщиков — простых пацанов «с района» — на свежий воздух, остыть.

Несколько лет назад клуб, который до этого был обычной дискотекой «на районе», выкупили Шаархан Айдарова и ее родственники. «Мы всем рады, клуб открыт для всех», — уверяет Шаархан. Это солидная женщина средних лет, вся увешенная золотом.

— Мне надоело знать, что моя страна продается.

Не могу молчать, когда над нами смеются.

Политиканы с набитыми животами.

Не насытятся они банковскими счетами.

А народ все молчит и терпит, тупо верит, что когда-нибудь на ихней улице будет праздник.

Я сын этого города и этой бедной страны.

Кто, если не мы, сможем выйти из тьмы?

Вокруг стройки, отели, модные магазины.

В то же время нет воды и света и все без причины.

Почему народ должен быть рабом в чужой стране?

Кто-нибудь в этой стране может ответить мне?

Моя родина тихо плачет и ждет.

Ждет, когда ее спасет ее народ…

Я на концерте популярного таджикского рэпера (есть и такие) Мастера Исмаила. По его творчеству можно изучать сложное отношение мигрантов к России. С одной стороны, таджики готовы примерить на себя маску нехороших «черных» парней, — мол, вы относитесь к нам как к дикарям, ну тогда мы ими и будем, и это круто.

— Хачики на тачке, назло всей милиции.

Душанбе здесь, горная смесь, здесь все на месте, тут делаем жесть.

Вот это весть — тут хачики есть, готовые вас всех съесть.

Мои черные братья, братья-чурки, прямо из дурки суют дурь тебе в руки.

Слушай трек прямо из Таджикистана и не вздумай показывать его своей маме!

Ведь это я, нигга, черный чурка-хач, твоя мама может подсесть на наш кач.

Я из столицы, за мной кровопийцы, головорезы, гангстеры-убийцы.

Салам пополам всем барыгам и ворам.

Знай, пацан, на волне Таджикистан, Средняя Азия, ровняет нас ислам.

Кинжалы в карманах, кровь растамана, честность джигита, упрямство барана.

Мама-мафия, Средняя Азия, черная раса, каждый, кто будет строить из себя героя, за минуту выключу и выведу из строя…

С другой, — призывают вспомнить о былом братстве народов и напоминают, что гастарбайтеры — тоже люди.

— Я не пойму никак эти новые стереотипы.

Между нами выросли вдруг каменные глыбы.

Теперь начался дележ: я белый, ты черный, я богатый, ты неимущий, я русский, ты нерусский.

Проснись, посмотри в прошлое своей страны.

Убедись, что когда-то были одной нации мы.

Ты знаешь, что наши с тобой деды дошли до Берлина.

Чтобы вместе искоренить все козни нацизма.

Мы бывшего Советского Союза дети, парень.

Почему-то делаем вид, что этого не знаем.

Полный игнор на историю своей страны.

К бывшим своим гражданам все вы ненавистью полны.

Москва не лечит, всего лишь шанс дает.

Москва не знает, что впереди меня ждет.

Братья по Советам — Таджикистан, Россия.

Аллах равняет всех и помнит все, что было…

Именно с Москвой Мастер Исмаил связывает свою дальнейшую карьеру. Он пишет песни на русском языке, выглядит почти как Баста, Гуф или Триагрутрика, отказавшись от экзотической самобытности и не задумываясь, что таких рэперов в России и без него полно. А для продвижения на российский рынок он взял псевдоним M.One. В Москве, кстати, уже есть популярный исполнитель L.One, автор нетленки «Все танцуют локтями».

Пока, впрочем, таджикская рэп-звезда интересна больше не другим рэперам, а таджикам. На концерт в центре столицы, в клуб «Москва Hall», собирается полный зал представителей таджикской диаспоры. Одеты они вовсе не так, как Мастер Исмаил — никаких спущенных штанов, бейсболок и футболок на два размера больше. Простые джинсы. Многие пришли в спортивных костюмах. Интересно, что на сайте и афишах клуба концерт не был анонсирован — сообщение о нем передавалась из уст в уста.

«Я встретила тут всех одноклассников. Когда бы мы еще так нашли время и повод?» — говорит модно одетая девушка Манижа.

«Мне вообще-то рок больше нравится. Цой, например, или вот недавно был на Машине времени», — признается 28-летний Шохин. По его словам, он пришел на вечеринку только потому, что один из артистов, некий Баха-84 — его друг.

Шохин в Москве уже 12 лет. Он работает на домостроительном комбинате. У него уже есть российское гражданство, а родители помогли купить квартиру — они тоже давно живут в России. Правда, супруга Шохина и две дочки все еще живут в Душанбе, но он собирается перевезти их в Москву — как и его друзья-рэперы, Шохин живет на два дома.

Пообщаться с земляками пришел и 28-летний Али. Ради этого он специально приехал из подмосковной Яхромы, где работает инженером на стройке. Пропустить выступление Мастера Исмаила он не может — ведь они с ним из одного района Душанбе, который называется Профсоюз.

А 19-летняя сотрудница сотовой компании Пинора пришла потому, что ей нравится Мастер Исмаил. «Его песни у меня на телефоне и на планшете. Музыка очень грамотная», — считает девушка.

Концерт начинается. «Ladies and gentlemen, салям алейкум!», — приветствует собравшихся ведущий. Но через полчаса после начала мерное течение концерта нарушено. В разных концах зала люди вдруг начали чихать, полились слезы, в горле запершило — кто-то распылил перцовый газ. На сцену выбежал охранник клуба с разбитой до крови головой. «Концерт окончен. Всем оставаться на своих местах до приезда сотрудников полиции», — заявил он в микрофон, отобранный у рэпера.

В клубе началась паника. Что это? Нападение скинхедов? Полицейский рейд? Люди бросились открывать окна, чтобы вдохнуть свежего воздуха. Настроение у всех испортилось.

Тут подъехала полиция и бригада скорой помощи; людям, наконец, разрешили выходить.

Ситуация прояснилась: некие пришедшие на концерт ребята не захотели покупать билеты. Они искренне не понимали, почему они должны мелочиться и покупать какие-то билеты на встречу с земляками. Возникла перепалка между ними и охранниками, а потом и драка.

Охрана клуба на входе в собственное заведение распылила газ, и потом и остановила концерт. «Что поделать, если вы не умеете себя вести», — объяснили охранники свое решение.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомить
wpDiscuz