Буракумин, кастовый вопрос в современной Японии

буракуминЛегко ли человеку стать хозяином собственной судьбы, если с самого раннего детства ему приходится ощущать незримое клеймо на лбу? Буракумин (яп. 部落民) — потомки особой средневековой касты в Японии, члены которой занимались забоем скота, выделкой кож, а также были мусорщиками и занимались другими грязными работами (попрошайки, тюремщики, штукатурщики, резчики по камню, производители керамической посуды, бродячие актеры-фокусники, странствующие монахи, привратники, звонари и тд). Подобные группы существовали и продолжают существовать в Индии, Непале и Пакистане, где они известны как «далиты». Поскольку все эти занятия считались «нечистыми», принадлежащие к касте «буракумин» были обязаны носить особую одежду, проживать в отдельных от остальных жителей Японии местах и им было категорически запрещено вступать в брак с представителями других сословий. Представители указанной касты находились на самой нижней ступени японской социальной системы. В эпоху Эдо (1600-1867) их даже начали заносить в особый регистр и фиксировать их родословную в метрических книгах, установив наследственную принадлежность к низшей, презираемой всеми обычными японцами касте. В 1871 году, благодаря реформам Мэйдзи, кастовая система в Японии была отменена, однако потомки представителей этой касты по-прежнему подвергаются серьезной дискриминации в японском обществе. Примечательно, что в разговоре с иностранцами японцы всячески уклоняются от обсуждения этой темы.

В современной Японии буракумин в этническом, культурном и языковом отношении очень похожи на большинство обычных японцев, однако продолжают существовать в рамках отдельной этнографической группы кастового характера, численность которой составляет, по разным данным, от 1 до 3 миллионов человек. В основном они проживают в специально выделенных для них поселках в западной Японии на острове Кюсю, побережье Внутреннего моря, Кобе, Осака и Киото — 75% поселений буракумин расположены в сельской местности. Также представители данной касты встречаются в некоторых токийских районах, снискавших по этой причине славу «грязных районов». К слову, около 60% членов группировок якудза являются буракумин, а в самом крупном криминальном синдикате в Японии, известном как «Ямагути-гуми» ( 山口組), численность выходцев из указанной касты достигает примерно 70%.

Несмотря на тот факт, что в Японии ведется пропаганда за уравнение прав всех жителей страны, дискриминация в отношении буракумин по-прежнему не сбавляет обороты (проблема дискриминации носит название «бураку-мондай»/部落問題, или «дова мондай»/同和問題). Буракумин не могут получить высшее образование, найти престижную работу или просто полюбить человека из другого класса. Жесткая система регистрации места проживания каждого японца и членов его семьи позволяет максимально оперативно установить не только место проживания отдельного человека, но также и всех его родственников и предков. Более того, практически все крупные японские компании имеют специальные списки с фамилиями родов, относящихся к низшей касте для проверки потенциальных соискателей рабочих мест. Обеспеченные японские семьи проверяют женихов и невест своих детей на принадлежность к низшей касте, делая все возможное, чтобы не допустить браков с презренными буракумин. Родители нанимают секретных агентов, тщательно проверяющих родословную будущего жениха или невесты. Священнослужители наотрез отказываются проводить церемонии бракосочетания между неприкасаемыми и выходцами из других сословий. Если у богатого и преуспевающего директора похоронного бюро, выходца из низшей касты есть взрослая дочь, то он постарается выдать ее замуж за иностранца, потому что ни один уважающий себя японец на ней не женится.

Другие варианты дискриминационных действий по отношению к буракумин в большинстве случаев носят анонимный характер. К этим действиям можно отнести сообщения дискриминационного характера, размещаемые в интернете, письма и открытки, надписи в публичных местах, рядом с местами проживания буракумин, телефонные звонки. Неприличные надписи часто делают в укромных местах, таких как туалетные комнаты, но, в последнее время резко увеличилось количество надписей, попадающихся на глаза на стенах общественных учреждений, перилах мостов, телеграфных столбах, рекламных щитах. Анонимы пишут самые разные вещи: после стандартных простых оскорблений в адрес буракумин указывают имена конкретных людей и их номера телефонов, приводят конкретные адреса, раскрывают личности тех, кто относится к низшей касте, а также призывают к совершению нападений и массовых убийств. Представители буракумин продолжают вести сражение за свои права, хотя за пределами самой Японии об их борьбе никто даже и не подозревает.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомить
wpDiscuz