Дикая жуть из российской деревни

деревня россияПозаимствовано из блога Hueviebin1 (hueviebin1.livejournal.com).

Если в СМИ передали о каком-то ледянящем душу трешаке, то с определенной долей уверенности можно сказать, что произошло это в какой-нибудь российской глухосрани. Обычно при упоминании русской деревни представляется что-то умиротворяющее, но, увы, к реальному положению дел красивые картинки имеют мало отношения. Если почитать СМИ, то можно прийти к выводу, что деревня в России скорее напоминает сценарий фильма «Поворот не Туда», нежели березовую рощицу, пронзаемую игривым пением соловья. Если же посмотреть криминальные сводки, то первичное впечатление только усилится. И это не мои предположения, это официальная статистика: количество тяжких и особо тяжких преступлений на селе буквально зашкаливает, более чем в два раза превышая уровень аналогичных преступлений в городе.

Что говорит масштабное исследование криминалистов по данной тематике.

«Особую тревогу при анализе преступности в сельской местности вызывают состояние и масштабы (в сравнении с городами) гибели сельчан и причинения им тяжкого вреда здоровью в результате преступных посягательств. Уровень погибших на селе граждан в России за последние три года стабилен и более чем в два раза превышает аналогичный уровень, характеризующий городскую преступность, и почти в полтора раза превышает уровень числа лиц, которым причинен в городах тяжкий вред здоровью. Авторы статьи свидетельствуют о сложности криминальной ситуации на селе. Тенденция сокращения в 2009–2012 гг. количества регистрируемых в сельской местности преступлений не отражает ее реального состояния, так как указанная тенденция обусловлена искусственным регулированием на протяжении последних лет количества отражаемых в статистической отчетности преступлений в сторону занижения. В своей статье авторский коллектив в широком объеме рассматривает ситуацию и тенденции преступности в сельской местности».

Я уже давно привык к тому, что если произошел какой-то совсем уж зубодробильный трешак, то наверняка в хваленой деревне. Вот только за сегодня, что мне в лентах попадалось: семейная пара сварила ребенка пытаясь вылечить его народными методами, после чего, дабы скрыть преступление, супруги похитили чужого ребенка и пытались выдать за своего; водителю скорой из зарплаты в 12 тысяч рублей вычли половину, это для него стало катастрофой, поэтому спасаясь от голода он убил себя и всю свою семью. Все в селах и деревнях. А если и не в деревнях, то почти наверняка в областных полудеревенских городках типа Златоуста, в котором 12-летние школьники изнасиловали палками 9-летнюю девочку и переломали ей все кости. Причина проста: маргинализация деревни и области колоссальна. В деревнях с конца 80-х годов начался самый настоящий отрицательный отбор. Все кто хоть что-то могли массово оттуда бежали. Оставались преимущественно пенсионеры и маргиналы. Многие из представителей редкого оставшегося нормального населения со временем под влиянием окружающей среды также маргинализировались.

«Что касается группы люмпенов, то они после потери привычного статуса в общественном производстве заняли пассивную позицию и демонстрируют деструктивные формы поведения. Например, в последнее время участились случаи воровства домашней птицы и сельхозинвентаря с подворий. Именно по этой причине в обследуемом нами селе в Тверской области резко сократилось содержание во дворах гусей, уток, кур. С появлением в продаже дешевых спиртных напитков резко возросла алкоголизация населения. Причем, если раньше алкоголизмом страдали в основном взрослые мужчины, то теперь такой образ жизни может вести вся семья — включая жену и детей 12-14-летних подростков. Такие семьи иногда также объединяются на почве общих застолий, образуя целые пьяные окраины».

В совокупности с масштабным сокращением полиции на селе это привело к очень плачевным результатам:

«Мероприятия по реформированию МВД России, в результате которых численный состав сотрудников был сокращен на 20%, затронул в первую очередь, подразделения в сельской местности. Это негативно отразилось на обеспечении доступа граждан к правоохранительной помощи (затруднена процедура подачи заявлений в сельской местности, в поселках и малых городах, снижена быстрота реагирования на сообщение о преступлениях). Это обстоятельство негативно сказалось на реализации принципа неотвратимости наказания за совершенное преступление, в частности, на раскрываемости преступлений в сельской местности. Низкий уровень профилактической работы на селе трансформировался в причину роста бытовых насильственных преступлений и преступности деклассированных лиц».

Валили все, кто только мог, а приезжали на их место преимущественно уголовники и дегенераты:

«Ежегодно из мест лишения свободы освобождается около 350 тыс. осужденных, значительная часть которых выбирает в качестве постоянного места жительства сельскую местность. Для 16,8 % рецидивистов жизнь в деревне кажется привлекательной именно в силу свободного, бесконтрольного поведения, включая употребление спиртных напитков или наркотиков. В условиях социально-экономического кризиса агропромышленного комплекса, демографических и культурологических проблем села, отсутствия системы постпенитенциарного сопровождения лиц, освобожденных из мест лишения свободы, сельская местность испытывает значительные социальные перегрузки, в конечном счете ведущие к эскалации преступности. В ходе исследования установлена некоторая закономерность влияния на рецидивную преступность фактора удаленности, выражающаяся в усилении негативного влияния рецидивистов на криминологическую обстановку в населенных пунктах по мере их удаления от города. Было выявлено и одно существенное противоречие: 91.9 % участковых уполномоченных милиции признались, что практика привлечения рецидивистов к административной ответственности за нарушение общественного порядка является отработанной, вместе с тем 87.5 % из них указали на отсутствие установления за рецидивистами административного надзора».

В результате этих замечательных мер русское село или же небольшой областной городок сегодня превратились в некую зону отчуждения, существующую по своим особым законам: законам боярышника животворящего. К слову, уровень преступности на селе на самом деле существенно выше, чем в официальной статистике, что и указано в вырезках из отчета выше, как ввиду трудности подачи заявления, так и ввиду вопиющего (мягко говоря) безразличия самих селюков, так что львиная доля разбоев и прочих актов насилия попросту не регистрируется ввиду отсутствия обращений.

«Преступность в селах и деревнях приобретает не только распространенный, но и более организованный и профессиональный характер. Она становится серьезной проблемой для правоохранительных органов и пенитенциарной системы, также начинающих испытывать перегрузки. Более того, настораживает и то обстоятельство, что увеличивается рост числа преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков (6.2 %), особенно культивирование, изготовление наркотических средств и психотропных веществ кустарным способом. С учетом изложенных обстоятельств актуальность проблемы сельского рецидива в настоящее время вполне очевидна, в связи с чем возникла потребность в ее фундаментальном научном исследовании на диссертационном уровне».

Это отчеты от 2012 года, считавшегося благополучным. Логично предположить, что к сегодняшнему дню, считающемуся неблагополучным, ситуация ухудшилась.

«За последние 15 лет в результате резкого спада сельскохозяйственного производства и ухудшения финансового положения отрасли увеличилось отставание села от города по уровню и условиям жизнедеятельности. Уровень оплаты труда в сельской местности более чем в 2 раза ниже, чем в целом по стране. В сельском хозяйстве 96-100 % просроченной задолженности по заработной плате образовано из-за нехватки у организаций собственных средств. Недопустимо высоким в сельской местности остается уровень безработицы. Рецидивная преступность среди безработных граждан в сельской местности составляет около 45 %».

Так что «райский уголок» — это все же последний эпитет, который может прийти в голову при упоминании сегодняшней деревни. Кстати, чуть не забыл: практически все регистрируемые случаи каннибализма происходят в деревнях либо в областной глухомани. Так что во время отдыха у бабушки летом твои шансы быть съеденным повышаются в десяток раз. Помни об этом.

Выдержки в тексте взяты из данных научно-исследовательского института Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации за 2012 год.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомить
wpDiscuz