Китайские триады — мафия патриотов

триада китайПри всей своей закрытости триады являются старейшей в мире преступной организацией – им уже более 2500 лет: первые упоминания о них появились в летописях Китая в период царствования императора Цинь Ши Хуанди (221–210 гг. до н.э.). Но собственно триадами они стали называться гораздо позднее.

Первые достоверные сведения о триадах относятся к 1644 г., когда был свергнут последний император династии Мин и власть перешла к маньчжурской династии Цин. Группа из 133 буддийских монахов, поклявшихся на крови восстановить династию Мин, много лет вела партизанскую войну против маньчжурских завоевателей, но так и не добилась успеха. В 1674 г. все бойцы, кроме пяти человек, были схвачены и жестоко казнены, а монастырь, служивший их опорной базой, разрушен.

Эти пятеро уцелевших монахов (их члены триад называют Отцами-Основателями или Пятью Предками, и их имена всегда носят пять главных руководителей в любом ее звене) и создали тайное общество, целью которого являлось свержение маньчжуров. Девиз «Свергнем Цин, восстановим Мин» до сих пор торжественно произносится на собраниях триад как дань традициям, хотя он уже давно потерял всякий смысл.

В качестве эмблемы созданной пятью монахами организации был выбран треугольник, стороны которого символизировали небо, землю и человека — основные элементы китайской вселенной. Но не только это послужило причиной для выбора треугольника. В китайской культуре весьма развита нумерологическая традиция и цифра 3, как считается, обладает особыми свойствами особенно в том, что связано с криминальной деятельностью. Например, при вымогательстве норма часто рассчитывается исходя из трех. Хотя пять уцелевших монахов, известных сегодня как Пять Предков, дали своей организации имя «Хун Мун» (такое название принято в российской историографии, хотя в оригинале оно звучит «Хун Мэнь»), или общество Земли и Неба, на Западе ее лучше знают в связи с упомянутым символом. Таким образом, термин «триада» используется почти исключительно жителями Запада. Коренные китайцы обычно называют эту организацию «Хейшехуэй» — черное общество.

Хотя «Хун Мун» и не удалось свергнуть маньчжурскую династию, организация существовала много лет. Объединившись с созданным ранее «Белым лотосом», она постоянно тревожила императорские силы и неоднократно подвигала население к восстаниям. Согласно принципам буддизма, члены организации должны были уважать права и разделять чаяния крестьян; эта тактика была с огромным успехом использована почти через 300 лет коммунистами под руководством Мао Цзэдуна. Тогда же получил широкое распространение тезис о том, что «армии защищают императора, а тайные общества защищают людей».

Триады обладали силой и влиянием, хотя им так и не удалось осуществить изначальную цель — свергнуть маньчжурскую династию Цин, никогда не пользовавшуюся народной любовью из-за жестокого, репрессивного характера власти. Устойчивый положительный образ этой организации сохранялся вплоть до 1842 г. и установления британского владычества в Гонконге. Хотя триады оставались сосредоточенными на политических и культурных целях, Великобританию беспокоило их присутствие, вследствие чего они были объявлены «несовместимыми с поддержанием порядка» и обвинены в создании предпосылок для совершения преступлений и укрывательстве преступников. Следуя примеру империалистических властей в Китае, британские власти объявили преступлением не только фактическую принадлежность к триаде, но даже намерение присоединиться к ней. Наказание — до трех лет тюрьмы. Если на этом этапе у триад и не было явных криминальных целей, подобное отношение, несомненно, подтолкнуло их в этом направлении.

В 1848 г. «Хун Мун» объединился с новым тайным обществом, возникшим в Кантонской области, — «Воинами Бога». Совместными усилиями они организовали восстания тайпинов. Был осажден Кантон, восстание перекинулось на Шанхай и другие города. На этот момент ритуалы триады все еще были направлены на подчеркивание положительного образа организации. Было провозглашено новое государство — Небесное Государство Великого Благоденствия. К тому времени Китай превратился в полуколонию Великобритании, Соединенных Штатов и Франции, и триады являли собой единственную силу, оказывавшую организованное сопротивление иностранной эксплуатации и притеснениям.

Зато «Боксерское восстание» 1900 г. ознаменовало собой преобразование триад в организации, преследующие исключительно криминальные цели. Восстание, получившее свое название потому, что его возглавляло тайное общество «кулак во имя справедливости и согласия» (Ихэтуань), было направлено на вытеснение иностранцев из страны путем убийств и запугивания, направленного прежде всего против поселений и миссий, расположенных в Пекине и Шанхае. Когда оказавшиеся в самой настоящей осаде дипломаты и торговые представители обратились к своим правительствам за помощью, восемь стран направили в Китай экспедиционные силы.

Двухтысячный сводный отряд, в который входили солдаты из Великобритании, Германии, России, Франции, Соединенных Штатов, Японии, Италии и Австрии под общим командованием британского адмирала сэра Эдварда Сеймура высадился в июне 1900 г. Сильное сопротивление со стороны восставших и императорских китайских войск заставило Сеймура отступать и вызывать подкрепление. В августе численность его сил выросла сразу на 20 тысяч человек. После захвата Тяньцзиня иностранные армии начали с боями продвигаться к Пекину и достигли столицы 14 августа.

На протяжении нескольких следующих месяцев силы вторжения продолжали увеличиваться. В конце концов они захватили Пекин и ринулись в провинции преследовать мятежников. В феврале 1901 г. китайские власти были вынуждены запретить общество «Ихэтуань», а 7 сентября того же года подписали «Заключительный (или «Боксерский») протокол», что явилось официальным окончанием восстания. Страна оказалась полностью деморализована, по престижу власти был нанесен сокрушительный удар, но императорскому правительству пришлось пойти на еще большие унижения, разрешив иностранцам консолидировать свои интересы и продолжать эксплуатацию народа и ресурсов страны. Последствия восстания продолжали сказываться на протяжении всего XX века.

С этого момента стало совершенно ясно, что триады не смогут оказывать сколько-нибудь заметного влияния на формирование и осуществление национальных интересов Китая. «Боксеры», представлявшие собой такое же тайное общество, не только не смогли защитить нацию, но оказались разгромлены, а иностранные враги Китая расположились по всей стране, вооруженные до зубов и полные решимости жестоко подавлять любое внутреннее сопротивление.

И тогда деятельность тайных обществ обратилась внутрь страны. Раз они были не в состоянии скинуть иностранный гнет, значит, придется заняться эксплуатацией сограждан, наращивая силы и избегая любого влияния или угрозы со стороны некитайских сил. Правда, в течение некоторого времени они сохраняли интерес к политике. Наиболее выдающимся их достижением явилось оказание поддержки доктору Сунь Ятсену в свержении маньчжурской династии Цин и создании республиканской системы правления. Многие исследователи полагают, что Сунь Ятсен активно использовал триады для обеспечения успеха; это вполне обоснованное предположение, особенно если учесть, что в молодости он, по многочисленным свидетельствам, занимал довольно видное место в триаде «Зеленая Банда» — «Общество Трех Гармоний».

Стоит, кстати, вспомнить, что триады, по сути, спасли Сунь Ятсена, когда тот, будучи еще «бунтовщиком», был схвачен в Лондоне агентами императрицы Цы Си и помещен под арест на территории китайского посольства. Ожидалось, что его тайно переправят в Китай для суда и казни. Однако информация об этом дошла до действовавших в Лондоне представителей триад, которые пошли на беспрецедентный шаг – открыто обратились к властям и прессе. В результате разразившегося скандала китайцы были вынуждены выпустить Сунь Ятсена на свободу, и тот спустя десятилетие вернулся в Китай победителем.

Чан Кайши, сменивший Сунь Ятсена на посту руководителя партии Гоминьдан, тоже смог на собственном опыте ощутить их силу. Так, однажды, во время делового визита в Шанхай была похищена его жена. Проблема решилась достаточно быстро – вскоре ему в президентский номер позвонил один из руководителей местной триады, и вежливо объяснил, что супруга находится в полной безопасности, а за безопасность нужно платить. Чан Кайши не стал торговаться, и вскоре его супругу доставили в гостиницу. Помня об этом случае, Чан Кайши пытался использовать силу триад в качестве последнего средства в войне с коммунистами, возглавляемыми Мао Цзэдуном, но было уже поздно. После победы Мао в 1949 г. Чан Кайши и его последователи бежали на Формозу (Тайвань), а те лидеры триад, которые остались на материке, были казнены. Некоторым все же удалось бежать в принадлежавший Португалии Макао и занятый британцами Гонконг, который во второй половине XX века стал базой триад. Представляющие собой множество отдельных группировок (общая численность составляет примерно 1 миллион 200 тысяч человек), сейчас полностью контролируют весь нелегальный бизнес в Китае. В их руках — поставки наркотиков, «черный рынок» валюты, торговля людьми, контрабанда биоресурсов, подпольные публичные дома, торговля оружием и тд. Но основу бизнеса триад по-прежнему составляет вымогательство – ежемесячно к китайским торговцам в КНР, США, Европе и других регионах мира приходят «налоговые инспектора» триад, которые проверяют документы и забирают причитающиеся им 15% прибыли.

Считается, что агенты мафии давно внедрены в госаппарат и полицию, но при этом триады покупают только мелких чиновников — выхода на большое начальство они не имеют. И если мэр маленького города в провинции может работать на триаду, то на члена ЦК Компартии Китая она, как принято считать, воздействовать не в силах. Хотя периодически за «связи с криминалом» вылетают со своих мест и офицеры полиции, и мелкие чиновники, официальная власть не признает, что триады имеют агентов в ее рядах, а представители самих триад, разумеется, этого благоразумно не подтверждают.

Между тем, проведенное китайским ученым Синь Янем исследование современной организованной преступности в КНР говорит о том, что руководители «организаций мафиозного типа» все активнее внедряются в экономико-хозяйственные структуры и укрепляют коррупционные связи, а преступления в экономической сфере стали более изощренными. При этом участились случаи, когда триады захватывают административную власть низшего уровня (в селах и деревнях, небольших городах), в том числе беря на себя и функции правоохранительных органов.

Главари триад поднимаются на всё более высокие ступени иерархической лестницы государства, становятся депутатами Всекитайского Собрания Народных Представителей (ВСНП) или членами политических консультативных советов в провинциях. Триады чаще вмешиваются в процесс, связанный с должностными перестановками чиновников высокого ранга. Более того, как отмечается в исследовании Синь Яня, некоторые руководители в отдельных районах КНР иногда сами просили лидеров местных ячеек триод взять в свои руки административную власть низшего уровня (например, управления селом). Разумеется, многие начальники на местах обращались к триадам с просьбами о финансовой помощи, сознательно ставя себя в зависимое положение. Как показывают изученные китайскими экспертами уголовные дела, нередки случаи, когда организованные преступные группировки – местные ячейки триад — создавались и возглавлялись бывшими партийными и административными управленцами, высокопоставленными работниками ряда прокуратур и даже действующими представителями ВСНП, секретарями партийных ячеек и руководителями местных органов общественной безопасности.

Структуры триад в последнее время все чаще пытаются «работать» под прикрытием законно функционирующих фирм и предприятий и проникают в экономические сферы деятельности государства. Получая сверхприбыли, триады наладили систему отмывания «грязных денег». В КНР, по оценкам китайских экспертов, ежегодно отмывается около 200 млрд юаней. Значительные суммы проходят через подпольные меняльные лавки.

Триады больше действуют в прибрежных провинциях, и особенно в Гонконге. В их руках – поставка героина и опиума, «черный рынок» валюты; переправка проституток в публичные дома; торговля оружием; обеспечение «крыши» для местных бизнесменов. В 2005 году в официальном еженедельнике China News Weekly Review появилась публикация о том, что связи китайской мафии не ограничиваются Гонконгом и Макао, а распространились на крупные промышленные центры КНР, такие, как Гуанчжоу, Тяньцзинь и Шанхай.

Китайские мафиозные структуры следуют в нога в ногу с прогрессом, вызванным к жизни реформами, и широко используют все достижения в своих целях. Учитывая стремительное развитие Интернета, триады организовали онлайновые продажи пиратских аудио- и видеоматериалов и затем расширили сферу криминальной интернет-торговли. Теперь ассортимент товаров включает наркотики, проституток, угнанные автомобили, оружие, подложные документы и даже человеческие органы для трансплантации. Несмотря на то, что власти в КНР пытаются строго контролировать интернет, создав более чем 30-тысячную армию интернет-полицейских, криминальный бизнес в сети процветает, и на смену закрытым сайтам приходят новые.

Триады довольно четко реагируют на изменения тенденций на рынках и на потребительских предпочтениях. В середине 2000-х, в период стремительного роста спроса на топливо, преступные группировки занялись хищениями сырой нефти с нефтепроводов, а годовой объем похищенного, по данным полиции, оценивался более чем в 120 млн долларов. Не меньшее внимание уделяется и изменениям потребительского спроса. Рост доходов в КНР и быстрое формирование «среднего класса» привело к повышению спроса на экзотические дорогие блюда из морепродуктов, в том числе тех, добыча и торговля которыми запрещена. В частности, во взаимодействии с мексиканскими наркокартелями китайские триады наладили поставки в Гонконг сушеных плавательных пузырей тотоабы – находящегося под угрозой исчезновения вида рыбы, который нелегально вылавливается и контрабандой завозится в Гонконг из Северной и Южной Америки. Международная торговля тотоабой официально запрещена, а ее добыча считается незаконной еще с 1975 года, поскольку эта рыба внесена в список редких исчезающих видов. При этом браконьерская добыча тотоабы сопровождается и одновременной нелегальной добычей другого редкого вида – морской свиньи вакита, которые обитают только в Калифорнийском Заливе и часто застревают в сетях, установленных для ловли тотоабы.

Как отмечают представители Гринпис, нелегальная добыча и продажа исчезающих видов рыб и морских животных привлекла внимание гонконгских триад и мексиканских наркокартелей, поскольку этот вид подпольного бизнеса приносит ежегодно прибыль в размере сотен миллионов долларов. Плавательный пузырь тотоабы высоко ценится в Гонконге и материковом Китае как деликатес, цена на который достигает 1 млн гонконгских долларов за килограмм. Плавательный пузырь тотоабы содержит ряд довольно редких веществ, используемых в китайской медицине. Кроме того, внутренности рыбы используются для приготовления дорогих деликатесных блюд. В материковом Китае стоимость тарелки супа из тотоабы может достигать 25 тысяч долларов. Несмотря на высокую цену, спрос в КНР намного превышает предложение.

По оценке представителей Гринпис, благодаря активному подключению триад Гонконг стал центром незаконной торговли дикими животными, чему способствует слабость таможенного контроля – сушеные плавательные пузыри тотоабы спокойно провозятся сюда через аэропорт, а потом реализуются на рынках и переправляются в материковый Китай. За два года таможня задержала лишь два плавательных пузыря тотоабы, тогда как проведенная представителями Гринпис в марте-апреле 2015 года неофициальная проверка 70 торговых точек позволила обнаружить 13 случаев продаж этой продукции. При этом ряд торговцев предлагал организовать поставки из Мексики, а некоторые готовы были за дополнительную плату в размере 2000 гонконгских долларов отправить образцы в материковый Китай.

Организованная преступность в Китае, как ни пытались ее уничтожить, пережила и империю, и республику. Как бы ни старались власти в разные времена уничтожить триады, убивая их лидеров, преступные группировки по-прежнему продолжали существовать, лишь усиливая конспирацию. При этом триады, заметно пострадавшие от властей коммунистического Китая, ведут себя довольно лояльно по отношению к органам власти. Более того, некоторые даже называют китайские триады «самой патриотичной мафией в мире». Так, когда Пекин провозгласил 2002 год «годом туризма», триады приняли все меры, чтобы не допустить преступлений в отношении иностранных туристов. Представители триад даже дежурили на улицах, подобно сотрудникам правоохранительных органов. На самом деле, в этом есть вполне ясная логика – чем комфортнее будут чувствовать себя иностранцы в Китае, тем чаще они будут приезжать и тем больше денег заработают китайские магазины, гостиницы и рестораны, ежемесячно отдающие триадам 15% своей прибыли. Этими же соображениями было продиктовано заявление представителей триад, сделанное в разгар вспышки в КНР атипичной пневмонии, о премии в миллион долларов врачу, который сможет найти лекарство от этой болезни. Также триады предложили щедрое финансирование исследовательским центрам, занимавшимся этой проблемой.

Характерной особенностью деятельности триад является то, что основная часть капиталов, заработанных на операциях по всему миру, возвращается в Китай. Собственно, именно поэтому многие исследователи называют триады «мафией патриотов», заявляя, что триады стараются укрепить экономику Китая и хотят, чтобы их страна была богаче. Однако все не столь очевидно.

Основной объем капиталов триад, базировавшихся после 1949 года в Гонконге, на Тайване и разбросавших свои подразделения по всему миру, хлынул в КНР после того, как Пекин в рамках реформ объявил о стратегии масштабного привлечения иностранных инвестиций, в том числе капиталов хуацяо. Пользуясь этим, руководители наиболее крупных и влиятельных триад установили контакты с представителями китайского руководства на всех уровнях, что обеспечило безопасное проникновение их капиталов на материковый Китай, главным образом в его южные провинции. Деньги триад использовались для создания различных прибыльных совместных предприятий, в том числе ночных клубов, гостиниц, ресторанов и казино. При этом во многих случаях с китайской стороны соучредителями этих заведений были региональные представители силовых ведомств КНР, в частности Бюро Министерства Общественной Безопасности и Народно-Освободительной Армии Китая. Таким образом, триады могли спокойно отмыть полученные от незаконного бизнеса за рубежом средства и извлечь дополнительную прибыль, тогда как Китай получал необходимые для реформ инвестиции.

Со временем, однако, Пекин пришел к выводу, что поддержка со стороны триад становится ненужной и даже обременительной, в связи с чем начался новый виток борьбы с организованной преступностью. В то же время, практически одновременно был выдвинут лозунг «Идти вовне», поощрявший скупку активов за рубежом и создание там новых предприятий. В этих условиях лидеры триад вполне естественно развернули направление своей активности вовне. Используя процессы глобализации, китайские триады захватили лидирующие позиции в организации торговли людьми и налаживании потоков незаконной миграции в ЕС и США, о чем свидетельствуют доклады Европола и Госдепартамента США за 2005-2006 гг.

Так, одна из наиболее известных организаций триад — «14К», получившая название по своему почтовому адресу, заняла ключевые позиции в организации поставок героина в Нидерланды, Великобританию, Канаду и США. Во всех этих странах у нее имеются филиалы. Следователи Канадской королевской конной полиции утверждают, что «14К» и другие триады имеют постоянных представителей в каждом китайском мало-мальски заметном сообществе по всей Северной Америке, связаны едва ли не со всеми сферами преступной деятельности, способными принести прибыль, — от вымогательства и махинаций с займами до афер с кредитными картами и видеопиратства.

В отличие от других этнических преступных сообществ, которым все равно, кого грабить, триады, работая за рубежом, выбирают в качестве главных источников дохода только китайцев и китайские организации. Хотя в свое время триады, «Коза Ностра» и японская якудза заключили между собой определенные соглашения, триады в наибольшей степени сохранили независимость и закрытость от внешнего мира. Еще одно заметное различие между триадами и мафией касается структуры и дисциплины. Как знает любой, кто посмотрел «Крестного отца» или хоть одну серию «Сопрано», итальянские организованные банды весьма жестко структурированы и управляются твердой рукой, как и любая корпорация (вернее, так было; подробности мы рассмотрим в следующей главе). Перед тем как взяться за любое прибыльное дело, члены мафии должны получить одобрение руководства и заранее согласиться передать ему часть доходов. Небрежность или сознательное невыполнение этих правил могут повлечь за собой самые серьезные кары.

В триадах нет столь суровой дисциплины и полностью отсутствует концепция согласования сверху донизу и передача доли добычи снизу доверху. Вот как один из участников уже упомянутой гонконгской триады «14 К» во время допроса описал положение в своей организации австралийскому парламентскому следователю: «От меня не требовали платить обязательную долю руководству «14 К». В триадах это не принято. Члены триады относятся друг к другу благожелательно, оказывают взаимную поддержку и помощь коллегам по преступным группировкам, но в триадах, как правило, не существует той строгой дисциплинированной организационной структуры, которая имеется в других группировках, например в итальянской мафии. Член триады не обязан получать разрешение от «Головы дракона» своей триады на участие в той или иной преступной акции. С другой стороны, во время традиционных китайских праздников, таких, как китайский Новый Год, члены триады, по обычаю, преподносят подарки своим «старшим братьям» или «дядюшкам», которые часто занимают руководящее положение в триадах».

Можно сказать, что триады действуют «изящнее», чем мафия, зверство которой стало притчей во языцех. Боевики триад могут быть не менее жестокими, но они часто предваряют действия угрозами, выраженными в тонкой или, напротив, весьма прямой форме. Одному гонконгскому бизнесмену, не желавшему считаться с угрозами со стороны триады, прислали отрезанную собачью голову — возможно, боевики сделали это под влиянием знаменитой сцены с лошадиной головой из «Крестного отца». Убили его лишь через несколько дней, после того как он демонстративно проигнорировал и эту угрозу.

Замкнутость особенно затрудняет доступ в триады западным спецслужбам. Китайские сообщества в Северной Америке — самые закрытые из всех этнических групп, они с обоснованной подозрительностью относятся к попыткам посторонних получить доступ к их культуре. В результате, чтобы проникнуть к главарям триады, необходимо преодолеть два оборонительных заслона: общекультурный барьер, которым все китайцы отгораживаются от иностранцев, и завесу тайны, защищающую триады как таковые.

Еще одно осложнение для правоохранительных органов представляет умение подкупом или угрозой компрометации держать под контролем местную полицию. На протяжении многих лет до передачи Гонконга в состав Китая (1997 г.), в Королевской полиции Гонконга не имелось эффективного криминального подразделения, и, по-видимому, влиятельность триад и размах их деятельности в колонии сильно преуменьшались. Лишь детальное расследование, проведенное в 1983 г., показало истинный масштаб тайных преступных групп. Тогда же стало известно и о колоссальной коррупции в КПГ, в частности, о том, что полицейская верхушка на протяжении многих лет покрывала торговлю наркотиками, осуществлявшуюся триадами. Многие полицейские чины изрядно разбогатели благодаря связям с триадами, и, согласно источникам в полиции, немало из них перед тем, как Гонконг стал частью коммунистического Китая в 1997 г., эмигрировали в Великобританию и Канаду, где благодаря накопленному состоянию благополучно осели и превратились в добропорядочных богатых бизнесменов.

Присоединение к материковому Китаю в июле 1997 г. вызвало также массовый отъезд за границу членов триады, опасавшихся неизбежных репрессий, однако многочисленные обозреватели, представляющие себе уровень коррупции при коммунистическом режиме, уверены, что за прошедшее с тех пор время триады восстановили прежнее влияние. Возможно, что гонконгские триады в настоящее время в той или иной степени попали под контроль Пекина, но сейчас их влияние, хотя и в разной степени, распространяется на весь мир. В Великобритании Национальная Криминальная Полиция провела расследование активности триад в стране, проходившее под незатейливым кодовым названием «Палочки для еды». Составленный в 1996 г. отчет НКП сообщал, что в Великобритании действовали четыре триады, из которых ни одна не управлялась из Гонконга; следовательно, эти группы не являлись частью международного преступного сообщества. Жертвами триад в основном были китайские иммигранты, занимавшиеся мелким бизнесом; они, как правило, не сообщали о преступлениях британским властям. Расследование также выяснило, что триады не играют существенной роли в торговле наркотиками в отличие от ситуации, сложившейся в Австралии Канаде и США.

В 1988 г. в результате расследования, проведенного австралийским правительством, выяснилось, что 85-95% всего героина, поступающего в эту страну, ввозится китайскими триадами. Однако через десять лет аналогичное расследование, проведенное американцами, показало, что доля триад заметно уменьшилась в результате конкуренции со стороны преступных организаций стран Юго-Восточной Азии, прежде всего Вьетнама, Камбоджи, Бирмы (Мьянмы) и Филиппин.

В 1970-х и 1980-х гг. наиболее высококачественный героин, поступавший в Северную Америку, производился в Турции, обрабатывался в Марселе, откуда попадал в США (знаменитая «Французская Сеть»); все это происходило под управлением мафии. Эмиграция лидеров триады из Гонконга в 1990-х гг. позволила китайцам частично перехватить контроль за наркосетями. Триады нашли пути в обход Марселя, через который прежде проходила основная часть зелья. Теперь маршруты пролегают или через Амстердам, или непосредственно в Торонто, Монреаль и Ванкувер, а оттуда на основной рынок — в США. Большинство исследователей рассматривает в качестве первичного источника наркотиков триаду «14 К».

В Японии китайские триады даже немного потеснили якудза, поставив под свой контроль две трети героиновой торговли. По оценкам американских экспертов, китайские мафиозные структуры глубоко проникли в легальную и теневую экономику Соединенных Штатов, опережая колумбийские картели. В Италии в 2006 году правоохранительные органы проводили крупное расследование связей китайских триад с итальянской мафией, в ходе которого были выявлены инвестиции криминальных денег в недвижимость и торговлю в Милане, а в Риме следователи нашли подставные фирмы и банки, в которых отмывались деньги. В поле зрения итальянской полиции попали 22 тысячи китайцев, было заведено 250 уголовных дел на членов триад.

Китайская организованная преступность также показала, что она вполне способна провоцировать мировые экономические кризисы и влиять на конъюнктуру цен на рынке. Так, в 2005 году мировой рынок меди оказался на грани катастрофы из-за грандиозного мошенничества на Лондонской Бирже Металлов. Тогда работающий на триады и хорошо известный в деловых кругах трейдер Лю Юлбин продал на бирже 200 тысяч тонн меди, действуя от имени китайской государственной корпорации State Reserve Bureau. После продажи несуществующей меди трейдер исчез, а когда в результате скандала мировые цены на медь достигли исторического рекорда.

Разумеется, экспансия китайских триад не могла миновать и Россию. Как отмечал известный специалист по транснациональной преступности Виталий Номоконов, на Дальнем Востоке эти процессы характеризовались интенсивной интеграцией российских и китайских мафиозных структур. Например, в Уссурийске представители триад строили взаимоотношения с местными лидерами криминального мира на сугубо деловой основе. Так, представители российских организованных преступных группировок помогали китайцам скупать здесь металл и переправлять его за границу. Кроме того, российские «коллеги» создавали транспортные фирмы, услугами которых пользовались представители китайских преступных сообществ, а также предоставляли им склады для хранения товара, в том числе и контрабандного.

Еще одной характерной особенностью деятельности китайских триад в России является активное создание ими компаний, регистрируемых на подставных лиц – граждан РФ. Многие из этих фирм создаются для проведения разовых сделок, например, для продажи какой-либо контрафактной продукции целью ее легализации, обналичивания или перевода за границу средств и тп. Тысячи таких компаний были зарегистрированы в Читинской и Новосибирской областях, в основном, для вывоза в КНР стратегического сырья.

Хотя в последнее время о триадах в России почти ничего не говорят, это совсем не означает, что их нет и они здесь не работают. Просто многие их прежние партнеры из числа криминальных авторитетов теперь стали известными бизнесменами, общественными деятелями и депутатами разных уровней, легализовав часть своего бизнеса. Точно так же и с триадами – они по-прежнему снимают «сливки» с работающих в России китайских фирм, организуют поставки леса, биоресурсов, сырья и тп., попутно контролируя значительную часть китайского турпотока, направляя его в свои гостиницы, рестораны и кафе.

Триады – часть китайской истории и часть современного глобального мира. Они обладают исключительной способностью к выживанию, выработанной за тысячелетия, которая заставляет их меняться сообразно изменяющимся условиям. Но в основе этого выживания – следование традициям, без которых триады были бы рядовым этническим преступным сообществом, а не криминально-историческим феноменом.

Привыкшие к скрытному образу жизни, члены триад до сих пор используют свой сленг, тайные рукопожатия, жесты и знаки, а также числовые коды для обозначения званий и должностей в иерархии группировки (они происходят от традиционной китайской нумерологии, основанной на «Книге Перемен»).

Иерархия триад проста, но нарочито запутана. «489» означает «Мастер Горы», «Голова Дракона» или «Владыка Воскурения» (то есть лидер клана). Это число состоит из иероглифов, означающих «21» (4+8+9), что в свою очередь представляет собой производное двух чисел: «3» (создание) умноженное на «7» (смерть) равно «21» (возрождение). «438» означает «Управитель» (заместитель лидера, или оперативный командир, или церемониймейстер). Сумма составляющих это число цифр равна 15, а число «15» у каждого суеверного китайца вызывает благоговейное почтение, потому что встреча с ним, включая различные комбинации, сулит большую удачу. «432» — «Соломенные Сандалии» (то есть связной между различными подразделениями клана), «426» — «Красный Шест» (то есть командир боевиков или исполнитель силовых решений), «415» — «Веер из Белой Бумаги» (то есть финансовый советник или администратор), «49» — рядовой член. Это число также имеет свое значение. Оно раскладывается на «4» и «9». Их производное «36» означает число клятв, произносимых при вступлении в триаду. Не случайно и то, что все коды начинаются с цифры «4», ведь по древнему китайскому поверью мир окружен четырьмя морями. Числом «25» члены триад обозначают полицейского агента, внедренного в группировку, предателя или шпиона другой банды.

По другим данным, «Желтый Дракон» (лидер) ведает общим руководством и стратегией триады, «Белый Бумажный Веер» отвечает за воспитание и контрразведку, а также за общие вопросы и финансы, «Соломенные Сандалии» (он же «Сандаловая Палочка») — за контакты с другими тайными обществами, «Красный Шест» (он же «Красный Жезл» или «Красный Посох») — за защиту и силовые операции, в том числе разборки с конкурентами и ликвидацию предателей, а прозвищем «монах» обозначают рядовых членов.

В структуре каждой триады имеются отделы (или направления) защиты, информации, связи, вербовки и воспитания, каждый из которых возглавляет заместитель главаря или очень авторитетный гангстер. Например, отдел информации занимается разведкой и контрразведкой, в том числе в среде конкурентов и полиции; отдел вербовки работает в школах и вузах, а также ищет информаторов среди рикш, таксистов, официантов, уличных торговцев и проституток. Члены триад связаны между собой сложной системой ритуалов, клятв, паролей и даже церемониальным смешением крови. Они безошибочно узнают друг друга по многим условным сигналам, невидимым для посторонних: порядку расставленной на столе посуды, особой манере держать палочки и чайные чашки во время еды или по вопросам-загадкам. Например, на вопрос «Сколько будет трижды восемь?» член триады ответит: «Двадцать один», так как знает, что иероглиф «хань» (китайское название триады) состоит из трех частей, обозначенных цифрами «3», «8» и «21».

Некоторые триады Гонконга до сих пор придерживаются традиции торжественного посвящения новичков в своё братство. Вот как описана эта церемония в книге Всеволода Калинина «Золотая орхидея»:

— Для вступления в «братство» нужно не только заручиться рекомендацией члена триады со стажем, но и пройти подготовительный период, во время которого новичка подвергают суровым и опасным испытаниям, включая его в проводимые гангстерами операции. Кроме того, «новобранцы» изучают историю и обряды тайного общества, секретные сигналы жестами и пальцами, словесные пароли. К моменту вступления необходимо наизусть выучить 21 правило дисциплинарного кодекса и 10 пунктов наказаний за нарушение его, а также 36 клятв. В ходе мистического ритуала предстоит дать правильные ответы на вопросы в форме иносказаний или загадок. В церемонии принимают участие Владыка Воскурения и Управитель. Проход Горы Ножей — так называется начальная стадия ритуала. Управитель записывает имена, адреса, возраст вступающих. Они платят небольшие взносы. Владыка воскурения зажигает пахучие палочки и объявляет: «Братство Хань будет жить миллионы лет». Затем он читает длинную поэму о подвигах предков, о сердечном союзе братьев, о процветании триады, после чего растолковывает 24-ю клятву из тех 36, которые будут произнесены позже. В пункте 24 говорится о том, что новый член общества может подняться на иерархическую ступеньку не раньше, чем через три года. Далее новичкам предстоит пройти через трое ворот, у каждых из которых стоит по двое высокопоставленных членов общества. Стражи плашмя ударяют их по спинам мечами и вопрошают каждого: «Что тверже: меч или твоя шея?» «Моя шея», — следует ответ, означающий, что даже под угрозой смерти тайны общества не будут раскрыты. Потом «новобранцы» произносят все 36 клятв, и с последними словами каждый из них втыкает тлеющий конец палочки в пол, показывая тем самым, что также исчезнет огонек его жизни в случае нарушения клятвы. На следующей стадии посвящения много времени отводится проверке знаний тайных сигналов, паролей. Затем слово берет третий по рангу руководитель — Красный Посох — блюститель порядка и дисциплины, исполнитель приговоров. Новички, оставаясь на коленях, протягивают левые руки ладонями вверх. Красный посох прокалывает иглой с толстой красной ниткой средние пальцы, из которых сочится кровь. Ее добавляют к смеси в кубке, разливают по чашечкам и каждому дают выпить. С этого момента новички считаются принятыми в скрепленное клятвой на крови братство, от уз которого может избавить только смерть. Церемониальные предметы и разнообразные сооружения предают огню, чтобы все осталось тайной. Начинается празднование, которое оплачивают вступившие в триаду.

Чем больше триады удаляются от культурных и политических целей в сторону преступной деятельности, тем изощреннее становятся их тайные ритуалы, в которые добавляются новые сложные церемонии. Суть процедуры посвящения по-прежнему сохраняется той же, какой она дошла из глубины веков, однако благодаря наличию множества сложных процедур весь процесс может занимать до восьми часов. Среди обрядов посвящения можно выделить «прохождение через гору мечей», во время которого кандидат медленно проходит под острыми тяжелыми мечами, ненадежно висящими над самой головой.

Вновь принятых членов триады обучают секретным рукопожатиям и различным сигналам, давным-давно являющимся одной из непременных черт существования общества. Как человек держит палочки во время еды, сколькими пальцами поднимает бокал при питье — все это содержит важную информацию для членов триады. Кодовые фразы используются для передачи сведений, которые не должны стать достоянием непосвященных. Королевской канадской конной полиции, сумевшей внедриться в триады и собрать о них больше информации, чем любая другая полиция западных стран, удалось установить, что, например, слова «кусать облака» означали «курить опиум», а «черной собакой» называли огнестрельное оружие. (Прошедшее время употреблено здесь сознательно, поскольку маловероятно, чтобы после опубликования в 1987 г. в «Бюллетене КККП» и перепечатки в нескольких других изданиях свода жаргона триад, те же слова до сих пор сохранили прежнее значение).

Посвящение в наиболее могущественные триады может включить церемониал обезглавливания живой курицы. Кровь еще трепещущей птицы наливается в бокал, смешивается с кровью новичков, разбавляется изрядной дозой вина, после чего все присутствующие отпивают по глотку этой смеси. Затем пустой бокал разбивают, показывая тем самым, какая судьба ожидает любого, кто попытается обмануть триаду.

Так же, как и в других криминальных сообществах, в триадах большое значение имеют татуировки (они могут изображаться как в виде рисунков, так и в виде обозначающего их иероглифа). Например, дракон обозначает процветание, благородство и власть; змея — мудрость, прозорливость и волю; черепаха — долголетие; ель — терпение и избранность; сосна (эмблема Конфуция) — долголетие, мужество, верность и стойкость; слива — долголетие, чистоту, силу, стойкость и отшельничество; вишня — мужество и надежду; олива — покой, стойкость и щедрость; апельсин — бессмертие и удачу; клевер — триаду; орхидея — совершенство, гармонию и изысканность; лотос — богатство, благородство и верность; пион — мужское начало, славу, удачу и богатство; бархатцы — долголетие; магнолия — самоуважение; подорожник — самообразование.

— Информационное Аналитическое Издание «Служу Отечеству», sluzhuotechestvu.info

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомить
wpDiscuz