Коммунизм и призраки

призраки китайПредлагаем вашему вниманию интересный материал о призраках в Китае. Позаимствовано из блога Татьяны Чешуиной (tata-cheshuina.livejournal.com).

«В китайской литературной традиции более всего удивляет, что привидения редко когда являются злыми, недоброжелательными персонажами. Когда мы, европейцы, слышим или берем с книжной полки истории с привидениями, то сразу же представляем себе что-то интригующее и ужасное. В китайской литературе такого практически не встретишь» — Judith Zeitlin «The Phantom Heroine: Ghosts and Gender in Seventeenth-century Chinese Literature».

Сегодня мне захотелось затронуть неоднозначную для современной китайской культуры тему. Сразу оговорюсь, что не собираюсь выдвигать научную гипотезу и проводить глубокий идеологический анализ. Этот пост — лишь мои субъективные наблюдения во время пребывания в Пекине, мои личные встречи с духами, истории моих друзей и интерпретация этих событий китайцами.

А отношения в коммунистическом Китае к призракам (gui), приведениям и прочей даосской нечисти весьма неоднозначные. Фильмов ужасов в Китае снято мизерно мало (и то какие-то нелепые и не страшные), а сами китайцы на вопрос отвечают: «Мао нам по этому поводу ничего не сказал».

Я не из тех барышень, которые увлекаются верой во всякие страшилки, но такая тема возникла не случайно — в Китае поневоле начинаешь верить в призраков — уж слишком много случаев «встречи». Живя в старом хутуне на Наньлоугусян, мы с Таней регулярно сталкивались с призраком китайца начала XX века (позже выяснилось, кто он такой); на этой же улице была заброшенная столовка, в которой обитал призрак, и которую никто не продавал и не покупал; призрак женщины, влюбленной в русского парня, жил в съемной квартире моих знакомых; страшные истории о призраках убитых беглецов в Гонконг рассказывала знакомая Анна, жившая в Шэньчжэне; несколько моих знакомых проснулись утром во следами рук на шее. Вообще в Китае очень многие умирали насильственной смертью, а упоминания о призраках есть почти во всех древних романах, и сколько не делай вид, что этого не существует, неприкаянные духи никуда не денутся.

В Древнем Китае существовала градация всевозможных призраков (собственно, как еще могло быть с китайской любовью к правилам и категориям) — духи делились на девять групп и имели свое название, думаю, я воспользуюсь именно этой классификацией:

1. diao si gui – дух человека, умершего насильственной смертью или путем самоубийства через повешение (повешенный).

2. gu hun ye gui – дух человека, умершего далеко от дома и пытающийся вернуться домой.

3. gui po – дух старой женщины, чаще всего служанки, которая вернулась в дом хозяев, чтобы помогать им (преданная).

4. nu gui – дух униженной женщины, ищущей мести.

5. yuan gui — дух человека, умершего насильственной смертью и ищущий справедливости.

6. shui gui – утопленник, который живет в воде и топит других.

7. wu tou gui – безголовый дух.

8. e gui – дух жадного человека, который обречен одиноко бродить в поисках еды, никогда не насыщаясь.

9. ba jiao gui – дух бывшего игрока, который обитает под деревьями и истошно вопит.

Итак, история первая «Призрак гоминьдановца».

Спустя несколько недель как мы заселились в старинный хутун, ночью стал являться дух китайца, одетого в одежду начала XX века. Для начала поясню, что хутун представляет собой квадрат, где квартиры располагаются вдоль галерей, вокруг общего двора. Каждый из нас жил в своей комнате, окна в комнате были только во двор, двери из затемненного стекла (в моей комнате вообще не было окон, стенка представляла собой сплошную стеклянную дверь, завешанную шторкой, благодаря чему я не видела, что происходит снаружи, но, приподняв шторку, могла разглядеть силуэты). В первую ночь я проснулась посередине ночи от странного звука, словно скребутся мыши. Я совсем не испугалась (подумаешь крысы в старинных домах) и на следующее утро подробно опросила хозяина на предмет крыс. Он посмеялся и заверил, что вентиляция через мою комнату не проходит, все стены замурованы и появление крыс исключено, а мне просто нужно меньше волноваться и крепко спать.

На следующую ночь я снова проснулась от скрежета. Я тихо встала с постели и стала прислушиваться к источнику звука. Звук шел из-за двери, было полное ощущение, что кто-то ногтями скребет стекло. Я увидела неплотный силуэт человека одетого в устаревшие одежды. Я решила, что это кто-то из соседей-актеров разыгрывает меня, а потому пока решила никому не говорить.

На третью ночь я проснулась от странных ощущений: кто-то гладил мою руку, я, не открывая глаз, силой попыталась отодвинуть источник прикосновений, но вокруг был только воздух. Я еле дождалась утра, чтобы поделиться странной встречей с Таней. Мы сели пить утренний чай, я помялась и начала свой рассказ и… о ужас!… Таня рассказала, что несколько ночей подряд к ней тоже приходит странный мужчина, гладит ее и пытается целовать.

Сомнений не было, нам необходимо было рассказать это кому-то из китайских друзей, и мы пошли к Араму. Арам был творческой личностью, мультипликатор и художник, в своих 22 года он уже много достиг: учился год в Москве, несколько лет учился в Японии у самого Миядзаки, иллюстрировал китайское издание «Маленького принца». В общем, мы обратились к нему. Арам внимательно выслушал и со спокойным выражением, словно мы поделились не историей про приведения, а рассказом о плохой погоде, заявил: «Ну а что такого?! Дом старый, естественно тут живет приведение, я его часто вижу. Он же вам никаких проблем не доставляет? И мне тоже. Вот из-за другого случая в Японии я, например, поседел». В свои 22 года Арам действительно имел седую прядь. «То есть ты веришь в призраков?», — логично спросила я. «Понимаешь, по этому вопросу правительство нам ничего не говорит. В общем, это сложно. Наверное, нет».

Далее мы решили поговорить с хозяевами хутуна, в котором мы жили. Все быстро встало на свои места: этим хутуном до революции владели зажиточные чиновники из императорского приближения, а затем из Гоминьдана. После революции последнему хозяину пришлось спешно бежать в Америку. Видимо, он что-то оставил здесь (кстати, по фэн-шую мы с Татьяной жили в зоне любви и путешествий) и его призрак пытался вернуться. В общем, исходя из классификации, это был gu hun ye gui (2). Кстати, после нашего открытия призрак не пропал, просто никто не стал придавать ему какого-либо значения, а хозяин на наш вопрос по поводу веры задумчиво ответил: «Мао нам по этом поводу ничего не сказал».

История вторая «Столовая духов».

На той же самой улице Наньлоугусян стояло заброшенное здание, которое никто не продавал, не сдавал в аренду и не покупал (при том, что место очень прибыльное). Китайцы поведали, что здесь была столовая, где произошло убийство. Хозяева здания считают, что у него плохая аура, а потому не продают здание. На здании так и висит старая табличка, а на ступеньках тусуются только старики с собаками.

История третья «Влюбленный призрак».

Одна наша знакомая столкнулась с призраком китайской женщины, которая жил в квартире ее русского парня и была откровенно в него влюблена. Однажды В. рассказала нам, что приходя в гости к своему парню, она испытывает странные ощущения: во-первых, на нее постоянно падают вещи, в руках бьется посуда, утром она просыпается с синяками.

История получила продолжение, когда В. показала фото: на нем она лежала на кровати, а сзади в такой же позе лежало что-то (неплотное очертание женщины) с ужасным выражением лица. Закончилось все также мирно и полюбовно, В. удалось убедить дух в том, что они втроем могут чинно и мирно существовать. Скорее всего, это был дух был nu gui (4).

История четвертая «Следы удушья».

Одна из студенток пришла в университет, замотанная шарфом в жаркое время. Нам она рассказала, что всю ночь мучилась от кошмара, а наутро проснулась со следами рук на шее. Я эти следы лично видела и могу констатировать, что шея выглядела как после прикосновения к чему-то горячему (то есть следы были не просто от прикосновения, но и от легкого ожога). Скорее всего, она столкнулась с diao si gui (1).

История пятая «Шэньчжэньские призраки».

Одна из наших знакомых А. училась в Шэньчжэне, очень современном городе на границе с Гонконгом: город был основан только в 1979 году на месте уезда Баоань. Прежде чем расскажу о духах, с которыми она столкнулась, добавлю, что сама история города связана с драматическими событиями в истории Китая. После капитуляции Японии между коммунистами и гоминьдановцами вспыхнула гражданская война. Победили коммунисты, в мае 1950 года граница с Гонконгом была закрыта, здесь появился контрольно-пропускной пункт. Для въезда в британскую колонию требовалась специальная виза, но, несмотря на укрепление границы, ежегодно десятки тысяч людей перебирались в Гонконг в поисках лучшей доли. Многие из них погибали, многие были жестоко покалечены.

Итак, А. с другими студентками жили в общежитии на самой окраине города, ближе к Гонконгу. Собственно, невозможность нормально жить и учиться стала причиной того, что девушка перебралась в другой город. Каждую ночь студентки видели огненные шары, летавшие в здании, слышали шаги солдатских сапог, крики военных, падали вещи, рушились стенки — это был настоящий кошмар, непрерывный фильм ужасов. У многих студенток был психоз, многие переводились в другие вузы. Однако, руководство университета твердило одно: «В коммунистическом Китае нет места призракам». Думаю, девушки столкнулись с yuan gui (5).

Не знаю, был ли это плод нашего излишнего воображения, говорили ли правду нам сами китайцы, но именно в Китае я поняла, что граница между миром Нави и Яви очень тонка, и что не стоит бояться столкновению с ее обитателями.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомить
wpDiscuz