Проституция в Камбодже — родители продают дочерей за долги

девочка камбоджаПозаимствовано из блога Yachtweek (yachtweek.livejournal.com).

Читаю книгу про проституцию в Камбодже. Большинство населения живет за чертой бедности. Когда родители влезают в долги (а такое бывает часто, ведь ссужают деньги под десять, а то и больше процентов в месяц), то дочь становится предметом залога и ее продают в публичный дом, где она «отрабатывает» родительские долги, и пока это происходит, родители могут задолжать еще больше. Семья велит дочери делать то, что ей скажут, и она повинуется. А кто-нибудь из членов семьи раз в месяц является в бордель за деньгами. Считается, что дочери в долгу перед родителями и обязаны их содержать.

Для многих родителей подобное обращение с детьми никак не связано с родительскими чувствами, для них дети – все равно что товар или домашняя скотина. Многих детей родители бьют изо дня в день, даже совсем маленьких. Чаще всего им достается от матерей. Отцы бьют реже, но если уж бьют, то гораздо серьезнее.

Даже если дочь «отработала» все долги, пойти ей все равно некуда, семье она не нужна, потому что она теперь «порченая». Такие женщины обесчещены, одним своим существованием они уже бросают тень на всю семью. Хотя родители сами «портят» своих детей, ведь их согласия не спрашивают и отдают даже маленьких девочек, начиная с 5 лет.

Камбоджийка Сомали Мам написала книгу «Шепот Ужаса». Ее родители ушли из деревни в неизвестном направлении, когда ей было лет 5-6, оставив на бабушку. Спустя год и бабушка тоже куда-то ушла. Видимо, девочка была не нужна никому. Она питалась фруктами и насекомыми, которые находила в лесу, там же и спала. Когда ей было лет 9, ее забрал к себе 50-летний мужчина – дедушка, как она его называла, который заставлял ее работать на соседей: мыть посуду, готовить, убираться и приносить ему деньги. Если ему нечего было выпить, он бил ее палкой.

Когда ей было 12, он продал ее девственность за долги лавочнику. В Камбодже верят, будто девственница продлевает силу мужчины и может излечить от СПИДа, поэтому когда маленьких девочек используют, их тут же зашивают без анестезии и так еще 3-4 раза.

«Теперь я понимаю, что тот китаец изнасиловал меня. Тогда же я еще не знала такого слова и не подозревала, что у мужчины есть пенис; я думала, китаец порезал меня ножом. Но я понимала, что должна молчать, что никому нельзя рассказывать об этом».

Особенность камбоджийской семьи в том, что никто не обсуждает между собой личные дела. Такие разговоры считаются неуместными и даже опасными, этим могут воспользоваться – высмеять или предать, поэтому лучше скрывать свои мысли и чувства.

Девочке даже не приходило в голову бежать от дедушки. В 14 лет он выдал ее замуж за солдата, который теперь вместо него регулярно бил ее и насиловал, а в 16 лет продал в публичный дом за долги, а проституция в Камбодже – совсем не та, что описана в романе Куприна «Яма» или в нашем современном представлении.

«Клиенты обращались с нами ужасно. Для них мы были товаром. Часто мне говорили: «Я заплатил целое состояние, а ты даже несимпатичная», а затем следовал тычок или удар о стену. Некоторым нравилось причинять нам боль, они делали это специально. Самыми жестокими были солдаты и те, кто когда-то служил. Им была свойственна какая-то особенная свирепость. Они не владели собой и в любую минуту могли убить».

Сомали Мам удалось вырваться из этого круга благодаря клиенту-иностранцу и его знакомым. Она увидела разницу между камбоджийцем и белым мужчиной: они не бьют и не издеваются, относятся хорошо и даже ухаживают: дарят подарки, стараются накормить. У него дома она впервые увидела ванну с горячим душем и мыло.

Сомали Мам вышла замуж за француза. Она создала благотворительную организацию и приют для девочек, проданных в публичные дома, занималась просветительской деятельностью – читала лекции мужчинам.

Женщин в Камбодже учат ступать как можно тише, чтобы не было слышно шума шагов. Камбоджийская женщина улыбается, не показывая зубов, а смеется тихо-тихо. Она не может смотреть мужчине прямо в глаза. И не должна перечить мужу. Ей непозволительно поворачиваться в постели к нему спиной. Прежде чем дотронуться до его головы, она склоняется в поклоне.

О том, чтобы доставить женщине удовольствие, речи не идет. Женщины приучены к подчинению, традиция предписывает им лежать неподвижно и молчать. Из-за пассивности жен, в конце концов, мужья начинают испытывать к ним неприязнь. Один мужчина признался, что жена сама отправила его к проституткам. Он никогда не видел свою жену обнаженной, никогда не видел ее грудь, даже когда та кормила детей. Если он пытался раздеть ее, она возражала: «Хочешь, чтобы было как в тех фильмах, отправляйся к шлюхам».

Когда мужчинам показали видеозапись, на которой маленькая девочка вспоминает, как ее насиловали, то многие плакали. Они ходили к проституткам такого же возраста, как эта девочка, но почему-то не задумывались о том, как обращаются с ними.

После прочтения книги остается ощущения мрака и беспросветности, ведь одна благотворительная организация не может поменять все общество. И вот какая закономерность прослеживается: чем больше табуирован секс и обнаженное тело (хотя это и не связано между собой), тем больше невежества, насилия и жестокости, тем хуже относятся к женщинам и детям, тем меньше удовольствия от жизни получают все, независимо от пола. Это не только в странах ЮВА, это и Ближний Восток, и Европа в период инквизиции и других. А в тех регионах, где прошла сексуальная революция, где табу меньше (латиноамериканские страны, европейские), людям живется проще и лучше, а насилие хоть и есть, но его значительно меньше, в сравнении с мраком, описанным в книге.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомить
wpDiscuz