Шесть этапов моей жизни в Китае

жизнь в китаеПозаимствовано из блога Алексея Лопаткина (alexeylopatkin.livejournal.com). Рекомендуем к ознакомлению — интересный материал, побуждающий к определенным размышлениям.

— 8 марта 2013 года для меня был особенный день. И дело не в том, что день этот был женский. И даже не в том, что международный, как кто-то мог подумать. Особенным он был из-за того, что в этот день исполнилось десять лет моему пребыванию в Китае. Имею ли я что-то сказать по этому поводу? Даже не сомневайтесь. Для начала я хочу описать свои шесть этапов Великого Китайского Пути.

Итак, десять лет назад я попал в Китай. Попал не слишком оригинальным образом. Московская компания, в которой я работал, открыло представительство в Китае и, поскольку никто из Москвы в то время ехать в Китай не желал, руководство наняло руководителем представительства китайца. Который уже через три месяца брал откаты направо и налево во всю широту своей китайской души.

И вот тогда владелец компании решил отправить в Китай меня. По причине занимаемой должности. Слетав в Китай пару раз на разведку, я подумал: «А почему бы нет»? Особенно учитывая то, что благодаря параноидальному отношению владельца компании к Китаю, мне удавалось выбить очень хорошие условия для своего нового места работы.

Вот так, 8 марта 2003 года я переехал в Шэньчжэнь (Shenzhen). Что находится в южной провинции Гуандун (Guangdong) и граничит с Гонконгом. Кстати, упомянутому выше владельцу компании я благодарен на всю жизнь за три ключевые вещи. Благодаря ему я попал в Китай. Благодаря ему я понял, как нельзя вести бизнес и строить отношения с людьми в компании. Работа с ним заставила меня приложить все усилия к тому, чтобы начальников у меня больше не было никогда в жизни.

Я, кстати, не ехидничаю. Без этих трех пунктов вряд ли бы у меня все сложилось так, как сложилось в итоге. Через пару лет я осуществил свою мечту и избавился от начальников. А вот в Китае задержался надолго. Поэтому вернемся к моему приезду в Китай.

Приезд в Китай – это шок. Шок с той точки зрения, что я, конечно, слышал до этого об экономическом росте и чуде, но Китай в моей голове по-прежнему ассоциировался с большим грязноватым рынком дешевого ширпотреба и доходами населения на уровне чашки риса в день. Поэтому, когда с такими ассоциациями я попал в Шэньчжэнь, то его небоскребы, широченные улицы с московским количеством престижных автомобилей, современнейшая инфраструктура, чистота, парки и скверы наряду с южным климатом, пальмами, морем и морепродуктами произвели в моей голове маленькую, но термоядерную реакцию.

Добавьте к этому низкие цены (по крайней мере, они таковыми являлись 10 лет назад), безопасность (по улицам любого района можно ходить, не опасаясь, самой глубокой ночью), отсутствие бытовых вопросов (домработница мне тогда обходилась в 40руб/час, такси и прочее — копейки) и доброжелательное отношение аборигенов (к белым до сих пор имеется выраженно-подобострастное отношение) и вы поймете, почему поначалу здесь многим кажется, что они оказались в раю. При этом я приехал в Шэньчжэнь из Москвы. А представьте реакцию людей из какой-нибудь глубокой российской провинции!

Таким образом, мой первый этап жизни в Китае можно охарактеризовать как этап эйфории. И так можно описать начальный этап жизни здесь большинства наших соотечественников. Ты впервые чувствуешь, что свободен, у тебя впервые в жизни полнейшая финансовая достаточность, ты избавлен от всех бытовых вопросов, тусишь по барам и клубам, питаешься только в ресторанах и передвигаешься только на такси, впервые не задумываясь о том, сколько ты тратишь денег, так как это в любом случае совсем мало на фоне твоих доходов. У тебя есть море, пальмы и солнце и ты на десять лет моложе — что еще надо человеку? Лично мне больше не надо было ничего.

Такое состояние, как правило, продолжается пару лет. В самом деле, что еще нужно человеку, оказавшемуся в описанных выше условиях? Даже сейчас, когда цены в Китае выросли в разы, здесь все еще возможно испытать те же эмоции, что были у меня в 2003-м году. И хотя бы ради этого я бы посоветовал сюда приехать года на два. Но только перед этим обязательно дочитайте пост до конца.

Второй этап моего присутствия в Китае был уже не столь лучезарным. Это был этап обнаружения Великой Китайской Стены. Моя Великая Китайская Стена, и она же Великое Китайское Болото – это совокупность китайской культуры, языка и менталитета.

В момент своего приезда в Китай я считал, что совершенно неправильно дистанцироваться от среды, в которую меня занесло. Поэтому следует учить язык, дружить с аборигенами и изучать культуру страны, в которой находишься. «Надо интегрироваться» — думал я, с презрением взирая на краснолицых потасканных америкосов предпенсионного возраста, сидящих только в экспатовских барах и шарящихся по городу исключительно в сопровождении китаянок-переводчиц сомнительной свежести и репутации.

Поймите меня правильно – я не приехал в Китай с желанием остаться здесь навсегда. Не имел ни малейшего желания отказываться от своей Родины. Да это просто-напросто невозможно сделать в Китае, имея европейскую внешность. Просто я был убежден, что страну, куда ты приехал жить и работать на продолжительное время, надо постараться понять. Понять людей и их ценности. Понять, чем они живут. И просто постараться стать чуть менее чужим для них. Именно поэтому с первых дней жизни в Китае я с воодушевлением кинулся в изучение китайского языка, познавание китайской культуры, а также бросился искать друзей-китайцев. Не могу сказать, что я был неправ. Но тем не менее, через несколько лет я подумал, что потасканные америкосы не такие уж и дураки.

Начнем с китайского языка. Китайский язык не просто сложен. Он сложен неимоверно и катастрофически. Он нелогичен, переусложнен и чужд европейской структуре мышления. Язык, в котором бедная фонетика и грамматика компенсируется тональностью, интуитивностью и громоздкостью. Плюс иероглифика, этот переросток наскальной живописи — вообще тема отдельного разговора. Человек из России, закончивший языковой вуз по специальности «китайский язык» и не способный после этого прочитать газету и не понимающий ни слова на улице – явление закономерное. Чего же при таком раскладе вы хотите от меня, человека с техническим образованием? Ну а самое интересное – китайский язык, вследствие его сложности, даже китайцы не знают на нормальном уровне.

Сейчас вроде как в мире стало модным учить китайский язык и бытует мнение, что это язык будущего. Склонен предполагать, что такое мнение муссируется в кругах людей, даже приблизительно не представляющих, что такое китайский язык. Китайский язык просто не может быть конкурентоспособен в мировом масштабе из-за своей громоздкости, сложности и неэффективности. Более того — глядя на то, какими темпами китайцы учат английский язык, я больше склоняюсь к мысли, что скорее Китай сделает эффективный и относительно простой английский вторым государственным, нежели китайский язык составит ему хоть где-то, хоть какую-то конкуренцию.

Поэтому в процессе изучения китайского языка ко мне пришел очевидный вопрос о том, что не совсем понятно, есть ли у меня обоснованная мотивация для того, чтобы тратить такие неимоверные усилия на изучение языка? Если субъективно сравнивать китайский с английским, то первый сложнее раза в четыре. Учитывая то, что я — не гуманитарий–филолог, эстетически-оргазмического удовольствия от процесса изучения этого языка я не испытываю (хотя по началу, это, безусловно, прикольно) и язык мне нужен в первую очередь для комфортного проживания. А на бытовой уровень китайского языка я на тот момент уже вышел.

Но самое главное – китайский язык учить мне было неинтересно. Было бы интересно — продолжил бы, не смотря на сложность. И тут разговор плавно переходит на вопрос китайской культуры. Ведь при изучении английского и французского языков большое количество информации я потреблял и потребляю в виде книг, фильмов, интересного интернет–контента, телепередач и прочего. Благодаря чему изучение языка становится интересным и прогрессирует хорошими темпами.

Так вот, оказалось, что ни китайская литература, ни искусство, ни кино-телевидение меня просто не интересуют. Китайская живопись относительно европейской школы – это просто детские разукрашки. Позаниматься китайской живописью и каллиграфией в течение трех лет было прикольно, но это было что-то сродни лепки из пластилина – технику поставить можно, но это не занятие искусством вследствие спорной культурной ценности направления как такового. «Старокитайская» и классическая китайская музыка примитивна (и здесь мое непрофессиональное мнение согласуется с мнением профессиональных музыкантов из Shenzhen Symphony Orchestra, с которыми меня связывают давние дружеские отношения). Современная же китайская музыка – это уровень «поющих трусов» российской эстрады, только одежды чуть больше из-за коммунистических идеалов коммунистической же партии. А что касается телевидения. Если в мире и существует телевидение хуже российского, то оно – в Китае. Только контент другой. Вместо будничной расчлененки канала НТВ здесь вы будете перманентно наблюдать имбецильные ток-шоу вперемешку с сериалами о доблестных китайских солдатах, одним взглядом убивающих коварных японцев. Или сериалы про летающих на проволоке ушуистов, вдохновенно машущих мечами из фольги. Отходя немного от темы, четыре года назад я отключил телевидение дома в России и в Китае, а единственным вопрос, который меня с тех пор иногда беспокоит — «Почему я это этого не сделал раньше?».

Среди китайской литературы и кино, впрочем, встречаются интересные вещи. Но они именно «встречаются». Как редкие жемчужины в море навоза. И для меня количества этих жемчужин было совершенно недостаточным, чтобы ради этого китайский язык стоило тянуть до серьезного уровня.

По китайской архитектуре выскажусь так – я за десять лет объехал все ключевые города и архитектурные достопримечательности Китая. И с точки зрения «хапнуть азиатской экзотики» многие места выглядят действительно привлекательно. Но если проводить хоть какие-то параллели о прекрасном, то все, что я видел в Китае за эти десять лет, (и древняя архитектура, и современная) — все это, вместе взятое, не стоит одного-единственного Notre Dame De Paris. Который, между прочим, достаточно спорное сооружение с точки зрения прекрасного, по большому счету. Особенно остро это чувствуется в таком городе, как Барселона, например, где я и пишу эти строки. Кто видел, тот поймет, что называется.

Что же касается китайского менталитета. Пожалуй, это слишком большая тема для того, чтобы здесь ее раскрыть. Эта тема должна быть отдельной. Сейчас я скажу только то, что разница европейского и китайского менталитета настолько сильна и глубока, что реальной дружбы между европейцем и китайцем за десять лет я не видел ни разу. И правильных отношений в смешанных браках не видел тоже. Если мы говорим именно о правильном значении слова «дружба» и о правильных отношениях между мужчиной и женщиной. По большому счету, экспаты вообще стремятся жить в Китае по принципу «мы отдельно, Китай отдельно», но это не исключает нормального общения с нормальными китайцами. Которые, разумеется, существуют. И с ними можно разговаривать о каких-то интересных вещах, ходить в рестораны, играть в футбол и еще как-то интересно проводить время. Но дружбы я не видел. Уровень по-настоящему дружеских отношений находится глубоко. И на этом уровне мы друг друга не понимаем совершенно.

Второй этап для меня и многих является не только этапом осознания масштаба описанных проблем, но и других, которые на этапе эйфории были не совсем очевидны. Конечно же, какие-то первоначальные минусы Китая в виде, например, галдящих, плюющихся и лезущих без очереди, китайцев, изначально находились на поверхности. Но только через какое-то время приходит осознание менее явных, но очень серьезных проблем. Проблемы осознаются по мере того, как с ними сталкиваешься. Например, проблема медицинского обслуживания. В четырнадцатимиллионном современном городе уровень медицинского обслуживания находится на беспрецедентно низком уровне. И хорошего специалиста найти невозможно. То есть нет ни за какие деньги, потому что таковых просто нет в принципе.

Начинаешь задумываться о вопросе экологии. Если поначалу на это как-то смотришь сквозь пальцы, то по мере того, как ездишь по китайским фабрикам и индустриальным зонам, начинаешь постепенно осознавать, чем ты в Китае дышишь и чем питаешься. Воздух в районе Садового Кольца в час пик – это квинтэссенция кристальной альпийской свежести по сравнению с воздухом в Фошане, что в пригороде Гуанчжоу, например. А про условия, в которых выращиваются овощи-фрукты и чем они удобряются, даже упоминать нет желания. Домыслите сами. Ну а если рождаются дети, как у меня, например, то к еще более обострившимся вопросам экологии и медицины добавляются вопросы детского образования, детского окружения и много чего еще.

Для тех же, кто, не смотря на весь список негатива, все равно продолжает думать о том, как бы здесь остаться, добавляется полная невозможность легализации пребывания в Китае на постоянной основе. Да-да. Независимо от того, сколько лет вы прожили в Китае и в каком статусе, вы не имеете права претендовать не только на китайский паспорт, но даже на вид на жительство. Поэтому ежегодно вы будете проходить процедуру продления визы. Получение которой может в один прекрасный момент стать безумно проблематичным, как показала практика закручивания гаек во времена пекинской олимпиады, когда тысячи и тысячи экспатов вынуждены были покинуть Китай из-за невозможности продлить визы типа F (так называемые «бизнес-визы»), раздаваемые до этого направо и налево. И то, что такого не произойдет с продлением рабочих виз типа Z, никто гарантировать не будет.

Третий этап жизни наступил в момент полностью сложившейся картины положительных и отрицательных сторон проживания в КНР. Третий этап – самый сложный. Это этап переосмысления себя и своей жизни в Китае, на котором многие соотечественники и застревают, ибо интуитивно опасаются возможных выводов и того, какие действия после этих выводов будут напрашиваться. Это этап самоопределения себя в Китае и своего к нему отношения. Это трезвое осознание своей жизни здесь и своих перспектив. И это непросто.

Как правило, к этому этапу человек приходит лет через пять-семь проживания в Китае. И именно на этом этапе люди разделяются, по моей классификации, на «китаистов» и «экспатов». «Китаист» в данном контексте не человек со специализированным образованием и родом деятельности, а человек, совершенно комфортно воспринимающий и не отторгающий Китай даже через много лет проживания в нем, а также связывающий с ним всю свою дальнейшую жизнь. Но таких людей очень мало. Единицы. Большинство соотечественников после пяти-семи лет проживания здесь начинают относиться к разряду «экспатов». То есть к людям, которые четко осознают, что приехали в Китай временно, сознательно не ассимилируются, а свое будущее планируют вне Китая.Теперь понимаете, почему я подумал, что америкосы не так уж и не правы?

Здесь следует отметить один принципиальнейший момент. Экспаты из большинства стран кардинально отличаются от наших соотечественников. Принципиальное их отличие в том, что за редким исключением они даже не задумываются о том, стоит ли оставаться в Китае навсегда и куда им из Китая возвращаться. У них же есть дом. Есть Родина, на которую они обязательно вернутся, когда в Китае им надоест. А в Китае они именно экспаты. То есть люди, приехавшие сюда временно. Которые не стремятся интегрироваться в общество и впитать ценности страны, куда они приехали. Именно поэтому они вольны не учить язык, живя здесь годами.

Ну а наши соотечественники после нескольких лет жизни в Китае начинают осознавать, что находятся, по сути, в безвыходной ситуации. Ведь на Родину уже они возвращаться не хотят. Так как поняли, что жизнь может быть совсем другой. Но и в Китае оставаться уже желания нет из-за всего вышеперечисленного. Поэтому так много дискуссий среди «китайских русских» на тему «оставаться ли в Китае». Правда, все они сводятся к тому, что «ведь в России еще хуже». Не склонен дискутировать на эту тему. Бесконечные сравнения жизни в Китае и России среди местной российской диаспоры похожи на обсуждение того, какая из двух разновидностей ежиков колется менее болезненно. И мне вот что интересно – это только для меня одного очевидно, что они колются одинаково больно, и на фоне этого факта форма, длина и расположение иголок крайне второстепенны? Зачем спорить, что хуже – китайская непорядочность или русская агрессия? Или что лучше — загрязненный китайский воздух или беспредел российских рейдеров-силовиков? На все эти пересуды у меня ответ один. Поговорка «из двух зол выбирают меньшее» — не наш метод. Гораздо более правильно мое жизненное кредо отображает выражение «из двух зол выбирать вообще не стоит».

Третий этап моей китайской жизни закончился осознанием того, что я нахожусь в стране, которую не люблю, о культуре которой у меня крайне невысокое мнение, ценности общества которой не разделяю, а мое отношение к подавляющей массе аборигенов, чей уровень морали и прочих человеческих качеств мною оценивается как весьма сомнительный, описывается, в основном, различными вариациями человеческого раздражения.

Учитывая, какими выводами закончился мой третий китайский этап, моим четвертым, и самым коротким этапом жизни было осознанное дистанцирование от Китая. Не изоляция, разумеется, попытки которой будут выглядеть здесь просто нелепо, но максимальное удаление от Китая. Насколько оно, конечно, возможно, если ты в этом самом Китае находишься.

Почему этап был коротким – очень просто. Ведь это было просто фиксирование уже сделанных мною выводов этапа предыдущего. Я переехал в чисто экспатовский район – раз. Полностью прекратил, к тому времени уже вялотекущее, изучение китайского языка — два. Дети, немного подросшие к тому времени, были «вынуты» из китайского окружения и пошли в американский детский сад — три. Я прекратил искать в китайской культуре и общении с китайцами то, чего не находил и до этого – четыре.

Хочу отдельно заметить, что у меня не было никакого разочарования в Китае. Разочароваться можно только в том, что идеализировал изначально. А у меня, перед поездкой в Китай, никакой идеализации и в помине не было. Не было тяги к изучению китайской культуры и искусства. Китайцы как люди – тоже интересовали мало. Поэтому как можно разочароваться в том, что не никогда и не считал чем-то достойным интереса? Другое дело, что после приезда Китай сильно удивил большим количеством положительных сторон. А спустя время также удивил не меньшим количеством отрицательных, тем самым восстановив статус-кво. Но разочарованием это назвать нельзя.

Пятым этапом моей «китайского периода» было определение нового «центра жизни». Мне, как и большинству моих соотечественников, на Родину возвращаться уже не хотелось. Но принципиальное отличие моей ситуации от большинства других заключалось в том, что в Китае я заработал возможность выбирать, куда из него уехать. И нет хуже ситуации, в которой многие здесь оказываются – жить там, где жить уже не нравится (да и невозможно будет остаться навсегда, скорее всего), при этом не желая возвращаться на Родину и не имея возможности уехать куда-то еще. Пребывать в таком состоянии безысходности – не слишком забавно, должен вам сказать. Потому как жить днем сегодняшним – это неплохо, но перманентное чемоданное настроение в течение многих и многих лет может, капля за каплей, достать кого угодно.

То, что я имел возможность выбирать, совершенно не означало, что это было просто. Это был длительный процесс выбора между странами, изучения возможностей переезда, консультации и немалые затраты. И с момента принятия решения о смене места жительства до переезда ушло несколько лет.

Ну а сейчас я нахожусь на своем шестом этапе проживания в Китае. Теперь я человек, по-прежнему проводящий в Китае достаточно много времени в связи с работой, но уже окончательно покинувший его психологически.Что сказать в заключение? В Китае иностранцам жить легко. Этим он и замечателен. Но он мне часто напоминает «Страну дураков» из сказки о Пиноккио. И не только простотой жизни. А еще и тем, что деградировать здесь интеллектуально можно очень быстро, чем иностранцы и отличаются. А наши соотечественники – так в первых рядах. Отсутствие культурной жизни, однообразное окружение (вокруг в основном менеджеры по закупкам, мелкие дельцы типа купи в Китае — продай в Россию и т.д.) и бытовой комфорт приводят к тому, что найти интересный круг думающих, читающих, творческих личностей здесь крайне непросто. Вокруг уже, те самые ослики из вышеупомянутой сказки. Которые могут говорить уже только на своем ослином языке — только о деньгах, закупках каких-то товаров, тусовках и прочей малоинтересной фигне и гнуть копытца перед такими же, как они сами.

Что же касается тех немногих людей, которые являются «китаистами» и декларируют свою любовь к Китаю, им я задавал один-единственный вопрос: «Если вам предоставить возможность выбора любой страны мира для постоянного проживания при условии обеспечения полного финансового и, соответственно, бытового, комфорта – вы уверены, что остались бы в Китае?». Знаете, никто не ответил «ДА».

Поэтому, поверьте, этот мой текущий шестой этап китайской жизни, когда я в Китае не живу, но приезжаю — самый комфортный этап за время всего моего здесь пребывания. Ну, за исключением, возможно, самого первого.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомить
wpDiscuz