Сиро Исии и зверства отряда 731

сиро исииСпустя четыре года после окончания Второй Мировой, в декабре 1949 года на трибунале Приморского военного округа, проходившего в городе Хабаровске, состоялся нашумевший судебный процесс по делу бывших японских военнослужащих, состоявших в секретных спецотрядах № 731, 100 и 1644. Солдатам японской армии были предъявлены обвинения в разработке и применении бактериологического оружия в годы войны. Кроме того, на трибунале было установлено, что жители городов советского Дальнего Востока — Владивостока, Уссурийска, Хабаровска, Благовещенска и Читы едва не стали жертвами этого оружия. Именно на эти города командование японской армии планировало сбросить авиабомбы, начиненные зараженными чумой блохами и другими смертоносными бактериями.

Осенью 1931 года после оккупации Маньчжурии войска японцев почти вплотную приблизились к дальневосточным границам СССР и заняли выжидательную позицию. Но времени они даром не теряли — под китайским городом Харбин был возведен военный городок, моментально попавший под завесу особой секретности. На его территории разместилось особое подразделение японской армии, имеющее специальное кодовое обозначение «отряд 731», или же «отряд Исии». Близость к дальневосточным границам Советского Союза стала главной причиной того, что вышеупомянутый отряд был размещен именно в Маньчжурии.

Сиро Исии (яп. 石井 四郎, Shiro Ishii, годы жизни 1892—1959) появился на свет и провел молодые годы в небольшой деревеньке с названием Сибаяма (Shibayama), расположенной в округе Самбу (Sambu), префектура Тиба (Chiba). Почувствовал тягу к медицине и, поступив в Императорский Университет Киото, проявил значительное усердие в ее изучении. В 30 лет Сиро был переведен в в 1-ый армейский госпиталь и столичную медицинскую школу. Отработав там два года, он перешел обратно в Университет Киото. В 1928-1930 гг. ему удалось побывать в западных странах, где он изучал создание биологического и химического оружия. В дальнейшем его миссия была признана начальством успешной и скоро он попал под патронаж военного министра Японии.

«Отряд Исии» получил такое название по причине того, что по воле стратегического отдела японского генерального штаба возглавил его Сиро Исии, успевший к тому времени стать генерал-лейтенантом медицинской службы и преданным идеологом бактериологической (биологической) войны. Он развернул лабораторию, в которой начал проводить ужасающие опыты. Куратором этого подразделения выступил племянник императора Японии принц Такэда (Takeda). Все исследования проводились в атмосфере глубочайшей тайны, а район расположения лаборатории был объявлен запретной зоной — даже военным самолетам категорически запрещалось пролетать над ним. Подчиненные Исии прозвали его «папаша». Хозяйство «папаши» имело и тюрьму (с мужским и женским отделениями) на территории которой проводились жестокие эксперименты над живыми людьми. Узниками тюрьмы по большей части были китайцы, но иногда попадались и русские пленники.

В 1936 году император Японии Хирохито (Hirohito), после ознакомления с планами военных, лично издал указ об основании базы для дальнейшего продолжения экспериментов с бактериологическим оружием, но уже в более широких масштабах. После чего в Маньчжурии были дополнительно сформированы еще два секретных отряда, но главным среди них остался «отряд 731», к тому времени представлявший из себя мощный институт с персоналом более чем в 3 тысячи сотрудников. На его содержание императорская казна отпускала огромные по тем временам деньги — до 10 миллионов йен ежегодно, причем 7 миллионов из них расходовалось руководством только на исследования. У «отряда папаши» имелись филиалы в некоторых других городах Китая, клиническое отделение в Харбине, а также полигон, где проводились испытания бактериологического оружия — людей привязывали к железным столбам и взрывали рядом с ними снаряды, начиненные губительными бактериями.

Имеются документированные свидетельства тому, что попавшие в руки врачей из отряда Сиро Исии люди живыми на волю уже не выходили. А выходили в качестве дыма, постоянно поднимавшегося над трубами крематория, где японские изверги сжигали изуродованный пытками «человеческий материал», или как они их называли — «бревна». Под руководством Сиро Исии японцы творили много чего безумного: живых и здоровых узников японские врачи заражали чумой, холерой, сибирской язвой, гангреной, сифилисом и гонореей, после чего заставляли вступать в половые отношения. Новорожденных малышей вспарывали живьем, проводя немыслимые опыты. Учитывая то, что руководство японской армии планировало в будущем войну с СССР, а воевать бы пришлось в условиях сильных холодов, подопытным обмораживали конечности, раздевая их догола и держа по 8-10 часов на 35-градусном морозе, не жалея и маленьких детей. Таким образом японские врачи-палачи, возглавляемые самим Сиро, сравнивали степень выносливости и устойчивости к морозу у людей европейской и азиатской национальностей, у взрослых мужчин, женщин и у детей. В дальнейшем у обмороженных наблюдали за развитием гангрены, после чего их конечности ампутировали (без наркоза) но и не оставляли калек в покое, проводя с ними другие, не менее садистские опыты.

Списку зверств японцев не было конца: подопытных узников кормили только хлебом, не давая пить, и наблюдали, как они отекали и умирали; вкалывали людям в вены кровь зараженных лошадей или сок дынь и арбузов, содержащий смертельные бактерии. Не применяя наркоза, вскрывали здоровых узников и изымали у них внутренние органы, почки, печень, селезенку и другие. Так японские врачи «тренировали руку» для последующих операций. Зверства японцев превосходили даже изощренные пытки фашистов. И за всеми этими кошмарами стоял Сиро Исии, принимавший личное участие во многих «операциях», и наслаждавшийся агонией жертв. За успехи в экспериментах и за верную службу родине в 1942-1945 годах Сиро был назначен главным военным врачом 1-ой японской армии.

Отдельного упоминания достойна так называемая «выставочная комната», воспоминаниями про которую со следствием неохотно поделились бывшие служащие «отряда 731». Они рассказали, что «впервые входивший в это помещение человек испытывал сильный шок, и даже уже успевшие повидать достаточно люди, шатаясь, искали крепкой опоры». На полках, расположенных в два или три ряда вдоль стен комнаты, располагались наполненные формалином прозрачные стеклянные сосуды, в которых в формалиновом растворе находились изуродованные человеческие головы, принадлежавшие ранее людям разных рас, полов и возраста. Также имелись человеческие ноги, отрезанные по бедро; безголовые туловища без конечностей; желудки и кишки, переплетенные в формалиновом растворе; матки, некоторые причем с плодом. Это была дьявольская выставка человеческих конечностей и органов. К слову, сотрудники «отряда 731» не проявляли никакой жалости к жертвам, считая «бревна» хуже домашнего скота. Все японцы в отряде были убеждены, что истребление «бревен» — дело естественное и даже благородное.

Летом 1941 года в тюрьме вспыхнул бунт, организованный русскими пленниками. Вначале удача была на их стороне, но китайские заключенные не поддержали восстание, оставшись покорными судьбе и японским палачам. Тюрьма была окружена отборными частями японцев, к бунтовщикам прибыл японский переводчик, который начал уговаривать их сдаться по хорошему. Русские заявили, что не боятся смерти и не позволят больше так обходиться с собой. Тогда солдаты японской армии, не желая оставлять свидетелей бунта в живых, пустили в камеры смертоносный газ. Погибли почти все.

К тому времени, когда фашистская Германия вероломно напала на СССР, Японии практически закончила подготовку оружия массового поражения и готова была применить его и против Советской России, и против сил союзников. Отряд Сиро Исии находился в состоянии постоянной боеготовности и был готов выполнить любые распоряжения вышестоящего командования, ожидая лишь соответствующего сигнала из Токио. Сам Сиро в узком кругу сетовал, что еще не успел «накопить свои арсеналы», и наказывал соратникам приложить максимум усилий к продолжению экспериментов и производству бактериологического оружия.

Еще до тяжелого и переломного для Японии 1945 года генштаб японской армии разработал и утвердил три способа применения бактериологического оружия в военных целях: распыление бактерий с самолетов над территорией противника, сбрасывание бомб со смертоносной бактериологической начинкой, а также наземное заражение населенных пунктов, водоемов и пастбищ. Японцы планировали использовать это оружие против таких городов, как Владивосток, Хабаровск, Уссурийск, Благовещенск и другие. Но этого так и не произошло: они прекрасно понимали, что возмездие со стороны побеждающего в войне СССР могло стать очень суровым.

Советская Армия спасла миллионы простых людей от японской чумы. Военные преступники тех лет были наказаны. Но, несмотря на то, что в результате кошмарных опытов было зверски уничтожено множество людей, Сиро Исии и его подручным удалось уничтожить большую часть доказательств своей дьявольской деятельности, а японские власти до сих пор продолжают отрицать правду. Прекрасный пример японского духа — сплоченность и решимость молчать и сейчас твердо соблюдаются бывшими служащими «отряда папаши», в конце Второй Мировой Войны давшими клятву: «Тайну отряда унесем с собой в могилу!» «Папаша» получил иммунитет от американских оккупационных властей и остался неподвластным военному трибуналу. Он так и ни отсидел ни одного дня в тюрьме, спокойно дожил до 67 лет и умер от рака горла. Есть и другая версия — он продолжил свои исследования в США.

Как же Сиро Исии удалось избежать трибунала? Ходят слухи, что американцы активно заинтересовались его наработками. Согласно некоторым данным, появлению клещевого энцефалита в лесах Дальнего Востока местные жители обязаны именно деятельности японских ученых из «отряда 731». Интересующиеся деятельностью японцев в Маньчжурии могут ознакомиться с книгой прозаика и публициста Сэйити Моримура (Seiichi Morimura) «Кухня дьявола», рассказывающей о создании японцами бактериологического оружия и его испытаниях на живых людях.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомить
wpDiscuz