Суровая жизнь северокорейских гастарбайтеров

мигранты кндрПомимо экспорта полезных ископаемых, одним из важных способов заработка иностранной валюты для Северной Кореи является отправка за рубеж рабочей силы. Тем не менее, гастарбайтерам приходится жить в суровых условиях. Во Владивостоке работает много рабочих из Северной Кореи. В период с конца августа по начало сентября я побывал на месте событий.

На стройке жилого дома во Владивостоке работает сварочный аппарат. Рабочий в маске для сварки работает молча. Из разговора с ним я узнал, что он из Северной Кореи. Приехал пять лет назад.

Когда я спросил его о жизни, он заулыбался. «Я зарабатываю для семьи и страны. В Южной Корее ведь то же самое».

На другой стройке рабочие складывают в грузовик мусор.

Все они в бейсболках и с загорелыми лицами, в рваных штанах, покрытых пятнами краски.

Один из них приехал из КНДР два года назад. Здесь он живет, кочуя со стройки на стройку. Я спросил его, ходит ли он в северокорейские рестораны, находящиеся во Владивостоке. Он сказал, как отрезал: «Денег нет, поэтому не хожу. У кого есть деньги, тот ходит».

Рабочий, которому на вид около 50 лет, сказал, что не видел семью несколько лет. Для того, чтобы увеличить доходы, он работает не только в компании, но и принимает частные заказы. По его словам, приходится жить в ужасных условиях.

У него два сотовых телефона. Один — для связи с компанией, а второй — для интернета. Из интернета он узнал о бегстве северокорейского дипломата.

Я спросил его, что он думает о Ким Чен Ыне. Он не поделился своими мыслями, а заявил следующее: «Люди в Пхеньяне ничего не знают об окружающем мире».

Многие рабочие убегают из агентств и отправляются в Южную Корею. Тем не менее, они находятся под жестким контролем со стороны властей. «Если узнают о нашем разговоре, могут сделать какую-нибудь гадость», — не скрывает своего страха один из гастарбайтеров.

Один из рабочих, которому на вид примерно 40 лет, в подробностях рассказал о своей жизни.

Он приехал во Владивосток не по собственному желанию. Долгое время служил в армии. После увольнения еле сводил концы с концами. Поэтому несколько лет назад отправился во Владивосток.

Думал, что в России заработает денег, однако даже семье не может помочь. Ежемесячно он должен передавать государству 40 тысяч рублей. Иногда приходиться работать сутки напролет, чтобы собрать эту сумму.

На оставшиеся деньги он покупает еду, мыло, одежду и билеты на проезд. Копить деньги невозможно. Семье ему не удалось послать ни копейки.

В месяц на руки ему остается примерно десять тысяч рублей. Еду он готовит сам. На рынке покупает рис, капусту и соевый соус. Иногда покупает мясо. Тем не менее это низкокачественное мясо, которым россияне кормят собак.

На спиртное денег не хватает. Поэтому если он покупает его, то разбавляет водой. Россияне обычно покупают питьевую воду, однако гастарбайтеры пьют из-под крана.

Выходных нет. Отдыхают, когда идет дождь, потому что работать невозможно. Есть общежитие, однако до стройки приходится ездить на автобусе. На это нужны деньги, поэтому многие ночуют прямо на стройке.

Перед тем, как приехать во Владивосток, они думали, что КНДР — это хорошая страна. Но они ошибались. Хотят поехать в Южную Корею, но об этом можно только мечтать.

Практически у всех есть фотографии жены и детей. Позвонить семье они не могут. Письмо пришло один раз. Хотят встретиться с семьей, но нет денег.

Похоже, что жизнь северокорейских гастарбайтеров становится только хуже. По информации интернет-изданий Владивостока, 1 января этого года один рабочий поджег себя. В предсмертной записке он написал, что устал от жизни.

Помощник мэра города Артем отмечает, что после обвала рубля северокорейским рабочим стало еще труднее. Дело в том, что ежемесячно они должны отправлять своим властям определенную сумму в долларах.

Один из владивостокских ученых посчитал заработок северокорейских рабочих в январе этого года на основе правительственных данных, информации СМИ и слов самих гастарбайтеров. По его словам, в месяц они зарабатывают примерно 500 долларов. Властям должны отсылать 200 — 300 долларов. Если заработок составляет менее 500 долларов, то у них остаются деньги только на жизнь.

По данным этого ученого, в Приморском Крае северокорейских рабочих нанимают примерно 50 строительных компаний.

Руководство компаний — это русские и корейцы. Они направляют в Пхеньян список необходимой рабочей силы, и им присылают соответствующих людей.

Тем не менее, из-за экономического кризиса количество заказов снизилось. В интернете появились объявления о поиске работы: «Рабочие из Северной Кореи. Низкие цены во Владивостоке». Они занимаются ремонтом санузлов, перекладкой кафельной плитки, покраской стен и так далее. Некоторые даже публикуют соответствующие пояснения: «Плохо говорят по-русски, но очень способные. Они приезжают для того, чтобы заработать, поэтому работают, не покладая рук».

Я позвонил по указанному телефону. Мне ответил россиянин. С журналистом он общаться не захотел. Сбросил звонок.

По информации южнокорейского Центра Соблюдения Прав Человека в Северной Корее, в 2015 году в Китае, России и других соседних странах работали более 50 тысяч рабочих из КНДР. В год они зарабатывают примерно 200 — 300 миллионов долларов.

При этом в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН гастарбайтеры из КНДР не подпадают под санкции.

Также есть проблема, связанная с правами человека. По информации Национального Агентства Разведки РК, опубликованной в 2015 году, рабочим приходится работать более 12 часов в день. Более того, не соблюдаются меры безопасности, рабочим приходится работать в ужасных условиях, что приводит к происшествиям и заболеваниям. Нередки задержки зарплаты.

— ИноСМИ.ru

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомить
wpDiscuz