Темные времена ханжества и жестокости

бедламПозаимствовано из блога Евгении Мекшун (mekshuny.livejournal.com).

Люди обычно недооценивают достижения цивилизации, — уют, тепло, чистоту и всеобщую грамотность. Подумать только: лишь несколько столетий назад людей с психическими отклонениями воспринимали как демонов и едва не держали на цепи. Женщинам на сносях отказывали во врачебной помощи и элементарной гигиене.

— О жестокости к душевнобольным.

До начала XIX века к безумным относились с невероятной жестокостью. Библия утверждала, что причиной неадекватного поведения являются вселившиеся в тело страдальца бесы, а то и сам дьявол. Лишь в арабских странах душевнобольным полагалась некоторая гуманность. С ними обходились вполне по-доброму, а для купирования приступов использовали нетривиальный метод — рассказывали сказки и интересные истории, наподобие баек Шахерезады.

В Европе в это время больных заключали в специализированные лечебницы. Одной из первых такая появилась в Лондоне в 1547 году при госпитале Святой Марии Вифлеемской. Ныне она известна под ставшим нарицательным наименованием «Бедлам». В медицинском учебнике того периода описываются методы лечения умалишенных: «Я объявляю, что всякий человек, являющийся безумным, сумасшедшим, неистовым или одержимым демонами, должен быть заключен в крепкий дом или камеру, где мало света и всегда царит полумрак. К такому умалишенному должно приставить сторожа, которого бы сумасшедший сильно боялся». В XVIII веке Бедлам стал одной из лондонских достопримечательностей, где многочисленные посетители дивились странностям его обитателей.

Если вдруг случалось, что больным в Бедламе становилось лучше, их выписывали, позволяя бродить по стране и заниматься нищенством. На груди таких бродяг висела табличка, на шее — бычий рог, а на левом рукаве имелась специальная оторочка, которую они не могли сорвать. Желая получить милостыню, они подходили к дому и трубили в рог.

«Сестрой» Бедлама стала Венская Башня Безумцев, которая закрылась для публичного посещения только в 1853 году. Тогда на психические отклонения, наконец, стали смотреть как на болезни. Однако причины все еще оставались самыми невероятными: эгоизм, лень, ревность и самоуничижение. Но больных хотя бы перестали оперировать для извлечения мифического камня глупости. Для этого делался разрез на лбу, к которому врачеватель подносил ладонь с зажатым в нем камнем, делая вид, будто удаляет его из головы.

К началу XIX века нравы сумасшедших домов несколько смягчились, но методы лечения оставались довольно жестокими. Больных насильно пичкали лекарствами, запирали в темных подвалах, садили на цепь, били, подвергали ненужным кровопусканиям. Удивительно, но все эти «лечебные» процедуры были продиктованы искренним желанием избавить человека от безумия.

Гуманное отношение к психическим больным ввел в практику доктор Филипп Пинель. Он освободил пациентов от оков, антисанитарию заменил светлыми палатами и полноценным питанием. Состояние больных заметно улучшилось и практика Пинеля стала повсеместно применяться и в других лечебных учреждениях. В XXI веке гуманность шагнула еще дальше: шизофреники активно социализируются, имеют семьи, детей.

— О «непристойностях».

В течение тринадцати веков европейским врачам запрещалось присутствовать при нормальных родах, но к XVII веку запрет был снят, и врачи начали в какой-то степени принимать участие в родовспоможении. В аристократических семействах это воспринималось с пониманием, но в простонародье врачи столкнулись с поразительным ханжеством и часто были вынуждены манипулировать вслепую. Врач повязывал себе на шею простыню, другой конец крепился на шее пациентки. Таким образом, он не мог видеть, что делается под тканью, сохраняя стыдливость больной. Титул «акушер» прижился не сразу, и врачей, практикующих в акушерстве, часто награждали унизительными кличками. Так, когда Вильям Смелли в XVIII веке организовал в Лондоне школу повитух, его конкурентка, повитуха с Сенного рынка миссис Найхелл, окрестила его «повивальным дедом лошадиной богоматери».

Средние века были тяжелым временем для женщин. Зачастую они лишались, пусть и отвратительной, но все-таки лечебной помощи, а забеременев, оказывались взаперти. Они не имели права выходить на улицу, считаясь в период ожидания ребенка «грязными». Чего уж тут удивляться обилию хронических заболеваний и высокой детской смертности?

В расцвет фанатического целомудрия половое воздержание считалось предпочтительнее законного брака. Надо ли говорить, что в этом самом браке сексом заниматься надлежало только для «разведения» потомства. Прочие половые отношения между супругами считались греховными. С другой стороны, в то время бытовало убеждение, будто длительное воздержание ведет к болезням, так называемому «разложению плоти». Верным средством от этого недуга стала считаться проститутка. Служанок в тогдашних домах держали «не ради удовольствия, но для того, чтобы обильная субстанция не пала жертвой разрушения, ибо дьявольские болезни в противном случае начнут множиться среди почтенного духовенства». Духовенства! Где же ты, скромность?

Можно сказать, благодаря борьбе за здоровый образ жизни проститутки раннего средневековья из одиноких ярмарочных зазывал стали группироваться в сообщества под название «бордель». Но это уже совсем другая история, не о медицине.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомить
wpDiscuz