Я — чертов япошка

патриотизм китайПредлагаем вашему вниманию неоднозначную историю, раскрывающую особенности патриотизма с китайской спецификой.

Историю рассказывает китаянка, двоюродная сестра которой вышла замуж за японца. Брачная церемония состоялась в Японии, но молодожены решили отдать дань уважения родственникам жены и приехали к ним в гости. Вместе с собой они прихватили маленького мальчика, сына одного из родственников мужа-японца. Мальчик очень хотел поехать вместе с ними, так как побывать в Китае было его заветной мечтой. Приехав в КНР, молодожены с ребенком остановились в доме другой двоюродной сестры рассказчицы, поскольку у той был сын примерно одного возраста с японским мальчиком и они надеялись, что это будет полезно для детей. Увы, в этом они допустили большую ошибку.

«Имя японского мальчика — Jun Fu. Осенью прошлого года он поступил в первый класс. Jun Fu — очень умный, вежливый и воспитанный мальчик. В своих милых очках он выглядит как главный герой мультипликационного сериала «Doraemon». Мальчик немного говорил по-китайски, но это был его первый приезд в Китай, поэтому, конечно же, он был немного взволнован. Он понравился нашей семье — все родственники относились к нему очень хорошо. Все, кроме маленького сына моей двоюродной сестры.

Сына моей двоюродной сестры зовут Peng Peng. Он учится в третьем классе. Поначалу Peng Peng отнесся к Jun Fu с огромным предубеждением. Свое знакомство с Jun Fu он начал с того, что, увидев его, резко вскинул свой маленький кулачок над головой и с небывалой для его возраста ненавистью прокричал: «Склонись, Маленькая Япония!». Конечно, Jun Fu не понял смысла этого восклицания, но, тем не менее, мальчик испугался и побледнел.

Моя двоюродная сестра оттащила сорванца в сторону, шлепнула его пару раз и сказала ему, что так нельзя себя вести с гостями. В ответ на это Peng Peng неожиданно разревелся и заявил присутствующим, что в школе его учили тому, что японцы — враги Китая. Более того, он обвинил присутствующих в комнате взрослых в отсутствии патриотизма. Я попыталась объяснить ему, что эти распри остались в прошлом, а в настоящий момент Китай и Япония не враждуют друг с другом, но пытаются наладить дружеские отношения, и что очень невежливо так вести себя с маленьким гостем. Нетерпеливо выслушав меня, Peng Peng лишь еще больше разозлился и громко прокричал: «Я слышал как мои мама и папа недавно разговаривали дома о том, что Япония украла наши земли! Нам следует бойкотировать японские товары! Недавно в школе учитель показывал нам мультфильм, в котором говорилось о том, что каждый китаец должен изо всех сил сражаться с японскими империалистами». Не скрою, в устах третьеклашки эти привычные лозунги прозвучали довольно страшно. Весь оставшийся вечер Peng Peng с нескрываемой ненавистью таращился на Jun Fu, а тот лишь испуганно отводил взгляд.

За время пребывания в доме моей двоюродной сестры Jun Fu показал себя с лучшей стороны. Маленький мальчик не только самостоятельно умывался и чистил зубы, но также и постоянно держал свои вещи в порядке, стирая трусы и носки каждый день. За столом он всегда ждал пока старшие приступят к еде и только после этого брался за палочки. Не секрет, что китайские родители очень любят сравнивать своих детей с чужими, и моя кузина по секрету поделилась со мной, что она бы очень хотела, чтобы ее эгоистичный и избалованный Peng Peng тоже вел себя как маленький джентльмен.

На второй день Jun Fu, позабывший о неприятном приеме, дал сыну моей двоюродной сестры свою машину на дистанционном управлении. Через некоторое время, заглянув в комнату Peng Peng, кузина увидела, как тот, явно наслаждаясь процессом, ломает машинку и разбрасывает по комнате ее части. Когда она рассерженно спросила, зачем он это делает, Peng Peng подбоченился и с гордостью изрек: «Я бойкотирую японские товары!». С того дня Jun Fu больше не давал ему свои игрушки и старался по мере возможности держаться от него на расстоянии.

Прошло еще несколько дней и Peng Peng наконец изменил свое предвзятое отношение к Jun Fu. По крайней мере так думали мы, наблюдая как дети постепенно сближаются и начинают играть вместе. Peng Peng даже научил маленького гостя из Японии нескольким новым китайским словам. Так, Jun Fu смог внятно произнести «Я и Peng Peng — друзья!». При этом он счастливо улыбнулся и мы обрадовались тому, что дети все-таки смогли подружиться.

Однако в последний день пребывания Jun Fu в доме моей двоюродной сестры произошло нечто, что шокировало и сильно устыдило всех нас. В тот вечер мои родители, двоюродная сестра и ее муж, тетя, дядя и я — все вместе смотрели телевизор в зале. К счастью, вторая двоюродная сестра и ее муж-японец вышли прогуляться. Загадочно улыбающийся Peng Peng привел Jun Fu в зал и заявил, что его маленький японский друг хочет кое-что сказать нам, после чего Jun Fu смутился, покраснел и с трудом произнес на ломаном китайском: «Я — чертов япошка! Прощу прощения у всех китайцев». В комнате ненадолго воцарилось молчание и японский мальчик смутился еще сильнее, поняв, что он сказал что-то не то. Хорошо, что моя кузина сумела отреагировать правильным образом — она обняла Jun Fu и погладила его по волосам, дав понять ему, что все в порядке. В это время ее муж оттащил малолетнего сорванца в ванную, где преподал ему хороший урок вежливости. Как выяснилось, Peng Peng обучил Jun Fu этому выражению, убедив его в том, что оно обозначает благодарность хозяевам дома за прием гостя.

После того, как Jun Fu вернулся в Японию родители Peng Peng обратили свое внимание на существенные недостатки в воспитании детей в Китае, а также и на огромную разницу в подходе к воспитанию детей в двух странах. Они были одновременно и удручены и обеспокоены тем фактом, что их сын еще в столь юном возрасте уже с такой огромной ненавистью и предубеждением относится к Японии и японцам. В то же самое время моя двоюродная сестра, вышедшая замуж за японца, сказала, что современные японские дети очень дружелюбно относятся к своим китайским сверстникам, и что она даже и не представляла себе, насколько сильна ненависть у китайских детей к Японии. Возможно, среди моих соотечественников найдутся те, кто, даже ознакомившись с этой историей, заявят: «Никогда не простим Японию за все причиненное нам зло! Только такое воспитание должны получать и только так должны себя вести наши дети!». Тем не менее, лично мне и моим родственникам было невероятно стыдно наблюдать за тем, с чем пришлось столкнуться такому замечательному японскому мальчику в нашей стране».

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомить
wpDiscuz