Заплати или умри

индийская тюрьмаО том, что происходит в тюрьмах Индии, написано много книг, одна из самых известных — автобиографический роман «Шантарам» Грегори Дэвида Робертса, попавшего в индийскому тюрьму по заявлению на него местной жительницы. Никакого следствия и никакого суда за то время, которое Робертс провел в тюрьме, проведено не было: писатель, лишенный связи с внешним миром и возможности попросить о помощи, превращался в живой скелет, настолько чудовищны были условия его содержания.

Россиянин Александр Вьюхин уже несколько лет сидит в тюрьме города Ченнаи, его состояние ухудшается с каждым днем. Тюремные медики подавали несколько петиций с просьбой выпустить его под залог в связи с тяжелым диагнозом, но суд отказывает в этом, даже несмотря на требования индийского закона. Александра обвиняют в торговле психотропными веществами.

«27 сентября 2011 банда из 15 человек в гражданской одежде, без каких-либо опознавательных знаков, ворвалась ко мне в дом и перевернула все сверху донизу, требуя показать и отдать им деньги — я не понимал, какие? — рассказывает Александр. — Я решил, что это грабители — настолько развязно они себя вели. Не найдя ничего, они забрали мой телефон, ноутбук, документы, затолкали меня в автомобиль и через 3 часа мы прибыли в Ченнаи. Только там я понял, кто они: на двери были табличка Narcotic Сontrol Bureau (NCB). Там они показали мне гражданина Индии Шанкара Чидамбарама (Shankar Chidambaram) и сообщили, что он был доставлен сюда вчера и дал показания, что я вовлечен в незаконный бизнес, который он вел, отправляя медицинские препараты в США и Англию. Директор бюро, мистер Дэвидсон Девадесирватам (C. Davidson Devadesirvatham), сообщил мне, что он служил в Косово в силах по поддержанию мира ООН и там же обучился пытать людей так, что на теле не будет следов. И что он с удовольствием продемонстрирует это умение на мне, если я не дам показания. А если я умру в пытках, они просто выкинут мое тело в море, и никто ничего не узнает».

Все началось в 2006 году. Вьюхин, страдающий биполярным расстройством психики, поехал поправлять здоровье по системе аюрведы и поселился в индийском городке Ченнаи. Приятель Александра, житель США мистер Джон, попросил его помочь найти в Индии поставщиков, которые могут поставлять аюрведческие и другие препараты в США и Великобританию.

«Вскоре через моего знакомого, который служит в полиции, я был представлен господину Шанкару Чидамбараму, который представился как владелец фармацевтический компании, который имеет все необходимые разрешения и лицензии для поставки медпрепаратов за рубеж, — рассказывает Александр. — По поручению Джона я попросил у Шанкара сканированные копии его лицензий, чтобы мой партнер все проверил».

Чидамбарам прислал сертификат, подтверждающий, что он является владельцем компании и имеет лицензии. Впоследствии выяснилось, что его компания не зарегистрирована, а лицензии подлинные, но принадлежат другим людям. На что Шанкар отвечал, что эти люди — его родственники, и он помогает им раскрутиться. Все копии сертификатов имеются в судебном деле Александра Вьюхина.

Через месяц Джон попросил Александра открыть банковские счета, на которые он сможет отправлять деньги, а потом с этих счетов переводить нужные суммы Шанкару Чидамбараму. Джон пояснил, что не хочет отправлять индийцу деньги напрямую, так как уже имел горький опыт общения с индийскими гражданами и боится обмана. Вьюхин открыл два счета и помогал Джону вести базы данных. Так начался бизнес. По словам Александра, за десять месяцев работы ни одной таблетки, содержащей психотропные вещества, куплено и отправлено им не было. Это подтверждается базами данных всех поставщиков, которые тоже имеются в его деле.

В 2011 году к нему в дом постучали люди в штатском. Так он оказался в заключении. Кроме него, были арестованы все поставщики Шанкара, поскольку они оказались вовсе не его родственниками. Через 5 месяцев всех поставщиков освободили под залог, так как они сказали, что искренне верили, что лицензия у Чидамбарама есть, — и просто не смогли отличить оригинал от подделки. Александра, который также был обманут, выпустить отказались.

Офицер бюро П. Шанкар (P. Shankar) предложил Александру сделку, которая заключалась в том, что Александр ставит подписи на нескольких бумагах и переписывает своей рукой «добровольное признание», придуманное офицером, после чего они его везут обратно в Пондичерри, где Александр дает им 20 тысяч долларов, далее — тут же при нем дело закрывается по причине «законности». У Вьюхина таких денег не было. Зато его активно избивали и обещали убить — и таким способом смогли заполучить его подпись под признанием. Кстати, по словам Александра, офицер бюро принимал «Hans» — полунаркотическую смесь табака и трав — во время исполнения своих должностных обязанностей, при этом работая в Бюро по Контролю за Наркотиками.

Следствие по делу завершили в апреле 2012 года. В марте бюро предоставило все материалы дела в суд. «Это означает, что я нахожусь в тюрьме не под следствием, а как задержанный в ожидании суда. Уже три года я нахожусь в тюрьме просто так, без всяких причин, в ожидании процесса, потому что прокурор и судья верят, что я могу сбежать» — поясняет Вьюхин.

Позже оказалось, что поставщик Шанкар, как и ожидал Джон, был не очень чистым на руку. Рассылая лекарства заказчикам в конвертах, он вкладывал туда письмо с предложением работать напрямую. Таким образом, Джон и Александр были вообще выключены из его дальнейшей деятельности.

Из предварительных материалов дела ясно, что Шанкар поставлял около 80 препаратов, из которых 90 процентов были средства против импотенции. В числе этих 80 препаратов были и 4 препарата, включенные в список закона о наркотиках и психотропных веществах — снотворное Zalpidem, противотревожные Diazepam, Alprazolam и Lorazepam. Но на особых условиях — ими можно торговать, получив лицензию.

«Здесь, в Индии, эти препараты продаются в любой аптеке любому человеку без всяких рецептов, — говорит Александр. — Поставка за рубеж или любой другой бизнес с этими препаратами не запрещены. Любой может продавать их кому угодно за рубеж, но только после получения разрешения на экспорт. Таким образом, единственное обвинение против Шанкара Чидамбарама и, получается, меня, хотя я вообще-то был им обманут, — отсутствие экспортной лицензии. Это как любой может управлять автомобилем, имея права, но без прав ездить противозаконно. Что касается действительно запрещенных в Индии веществ, то их 7, там фигурируют листья коки, марихуана, героин, десторфин и еще три препарата. Никогда ни я, ни Джон, ни Шанкар Чидамбарам этими препаратами не торговали и дела с ними не имели».

Сотрудники российского консульства за это время посетили Александра 6 раз, первый раз — через 45 дней после ареста. «Для сравнения — британское консульство встретилось с их арестованными моряками на 2 день, эстонское со своими задержанными — через 5 дней, украинское — через 15 дней, китайское просто позвонило в министерство внутренних дел, и арестованный китаец был отпущен на 3 день. Все это я видел своими глазами, — говорит Александр. — Я написал около 20 жалоб на действия тюремной администрации, направленные на то, чтобы я совершил самоубийство. Шанкар Чидамбарам повесился в тюрьме. Начальник тюрьмы Сентил Кумар (Senthil Kumar) пообещал мне, что и я не выйду отсюда живым. Охранник нанес мне удар острым предметом в шею, промахнулся и порезал мне вену на правой руке. Другой охранник снимал все на камеру, в том числе залитый кровью пол и стены».

«Наш бывший генконсул Николай Листопадов, посещая меня в тюрьме, посоветовал мне держать себя в руках. Я спросил: почему вы ничего не делаете? Он ответил: вы же совершили преступление и должны понести наказание. Я спросил: какое преступление я совершил? Моя вина до сих пор не доказана, решения суда нет. Он ничего не ответил. Консульство моей собственной страны приняло сторону прокурора».

В бюро Александру говорили — заплати 20 тысяч долларов, и ты выйдешь на свободу. С Шанкара Чидамбарама потребовали 100 тысяч. Он покончил жизнь самоубийством, потому что знал, что никогда не найдет этих денег.

Состояние Александра с каждым днем все хуже — его заболевание прогрессирует от отсутствия грамотного лечения.

Адвокат Вьюхина Мамта Пандей говорит, что 12 раз посещала посольство России с просьбой помочь в деле. «Генконсульство могло подать запрос в МВД Индии, на каком основании задержан гражданин России, который уже три года находится на амбулаторном лечении, причем лечат его не теми препаратами, которые ему назначены, а теми, что есть, — от шизофрении и деменции, из-за чего его состояние постоянно ухудшается, — рассказывает адвокат. — Есть масса прецедентов Верховного суда Индии, когда судья, посмотрев диагнозы, снимал подобные обвинения».

По словам Мамты Пандей, начальник тюрьмы отправлял судье 8 прошений за Вьюхина с приложенными историями болезни. Судья скрыл все его прошения — Пандей узнала об их существовании случайно. Попросила выдать копии, а судья отказал. Выдал только после обращения адвоката в Верховный суд. Оказалось, тюремные психиатры просили направить Вьюхина на лечение в тюремный госпиталь, а не держать в тюрьме.

«Индийский суд не умеет признавать ошибки, — говорит сын Александра Сергей. — Для них признать отца невиновным означает признать ошибку, а это может стоить им должности. Гораздо проще тихо сгноить его в тюрьме».

Уполномоченная по правам человека Свердловской области Татьяна Мерзлякова и сайт АиФ.ru обратились в Министерство Иностранных Дел России с просьбой помочь в деле Александра Вьюхина. Мы получили примерно одинаковые ответы:

«А. В. Вьюхина в тюрьме регулярно посещают сотрудники Генконсульства России в Ченнаи, поддерживаются контакты с тюремной администрацией. А. В. Вьюхин не высказывал претензий к тюремным властям в плане содержания, однако часто жаловался на депрессивное состояние и просил снабжать его антидепрессивными препаратами. Гражданин также жаловался на длительный срок ведения судебного производства и содержания его под стражей».

Заявления об освобождении А. В. Вьюхина под залог неоднократно подавались с участием Генконсульства, сообщили в ведомстве. Однако, по словам представителей МИД России, прокурор настоял на том, что «гражданин находился в здравом уме, а распространение им наркотических средств имеет длительную историю (более пяти лет). В случае его освобождения под залог сохранялась вероятность того, что он мог скрыться от наказания».

В настоящее время адвокату удалось получить медицинское заключение индийских специалистов, что Вьюхин страдает биполярным расстройством (депрессивным синдромом), однако для придания заключению юридической силы его должна подтвердить коллегия специалистов по запросу суда. Адвокат направил требование провести официальное освидетельствование и рассмотреть вопрос об освобождении обвиняемого под залог в Верховный суд в г. Нью-Дели, который вынес положительный вердикт. Было также принято решение о возможности освобождения А. В. Вьюхина от ответственности, если официальное освидетельствование признает его невменяемым. Однако местный суд под различными предлогами откладывает исполнение решения Верховного суда.

«Вопрос об ускорении решения по делу А. В. Вьюхина неоднократно поднимался российской стороной, в том числе на очередном раунде двусторонних консульских консультаций в октябре с. г. в г. Нью-Дели. Сотрудники Генконсульства находятся на постоянной связи с адвокатом А. В. Вьюхина, представитель Генконсульства регулярно посещает заседания суда», — говорится в сообщении МИД России.

Сам Александр и его семья настаивают, что Генеральное консульство не принимает должного участия в его судьбе, а МИД России был дезинформирован собственным сотрудником.

«А. В. Вьюхин имеет возможность связи с родственниками и бывшей женой, однако не стремится поддерживать с ними каких-либо отношений», — говорится в ответе министерства. Но именно его сын передал нам рукопись, написанную А. В. Вьюхиным, с подробным рассказом о его аресте и следствии, и именно его сын передает нам последние новости о состоянии Александра.

«Пару дней назад моего отца чуть не убили за то, что он попытался остановить человека, который хотел сломать водоотведение в тюрьме за то, что ему не заплатили за ремонт. Он требовал 5 тысяч рупий с заключенных, на что ему было сказано, что таких денег нет, и он стал ломать то, что только что чинил, — рассказал Сергей Вьюхин. — Мой отец, понимая, к чему это может привести, попытался его остановить и забрать у него разводной ключ, в результате этот человек бросился на моего отца и ударил его по голове. Это все видели. 5 человек — свидетелей. С этим подтверждением адвокат моего отца отравилась к новому консулу Сергею Котову и, предоставив письменное доказательство происшествия, сказала, чтобы он немедленно начал что-то делать и помог освободить гражданина РФ, которому угрожает опасность. На что консул сказал в очередной раз, что это не его дело и он ничего не собирается делать. И попросил адвоката передать моему отцу, чтобы тот вел себя поспокойнее».

Сейчас дела Александра осложнились: его насильно заставляют принимать неизвестные психотропные вещества. По его словам, когда он говорит, что не будет принимать их — они угрожают ему и говорят, что свяжут его, вставят в нос трубку, будут вливать ему жидкую еду и лекарства, а также истыкают уколами, против его воли. «Меня перевели в блок А, где содержатся, по сути, психопаты, и практически пичкают лекарствами. Одновременно мне дают: рисперидон, амитриптилин, флуоксетин, тригексифенидил, нитразепам, донепезил, клоназепам, диазипам, эсциталопрам. Не слишком ли много для одного человека?»

По сообщению МИД, по данным на 31 декабря, в тюрьмах на территории Республики Индия находятся шестеро российских граждан. Двое из них, в том числе Александр Вьюхин, ожидают решения суда по обвинению в торговле наркотическими средствами, остальные соотечественники арестованы за серьезные нарушения визового режима.

— Людмила Алексеева, АиФ.ru

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомить
wpDiscuz