Здравствуй, немытая Россия

россия китайНа Благовещенской таможне на китайцев принято орать и разговаривать с ними исключительно на «ты». Как с дворовыми собаками. Томить их часами, как скот, в очередях без доступного туалета и глотка воды.

Ольга несколько лет работает в одной из туристических фирм амурской столицы. На условиях анонимности она решилась рассказать мне свои наблюдения об истинной картинке жизни, происходящей в русле российско-китайской «дружбы».

– Мне всегда стыдно перед гостями города за то, что у нас разбитые дороги, облупленные дома. Но самое большое чувство стыда у меня перед нашими соседями-китайцами. Они едут смотреть великую Россию, а как она их встречает? Пункт пропуска в Благовещенске смело может претендовать на злую гримасу России.

Китайские туристы, которые к нам едут, имеют полное право рассчитывать на хорошее, не унижающее человеческое достоинство обращение. А что получается на деле? Туристы приезжают и три-четыре часа стоят на таможне в жуткой очереди. Им глотка воды выпить негде, нет ни одного термопоттера, ни капли бутилированной воды. В такую жару люди часами томятся без воды.

У нас на пункте пропуска есть несколько залов, в том числе так называемый реверсный зал – его открывают только для пропуска официальных делегаций и для блатных. Остальному быдлу туда хода нет. Когда идут чиновники, то для них сразу находятся свободные пограничники и инспекторы таможни. Для других – даже думать не смейте.

В лучшем случае, наших туристов отправляют через «багаж». «Багаж» – это место, где оформляют кошек, собак и товары. Там коррупция цветет особенным – круглогодичным цветом. Ее даже слепые видят, но только не видят таможенное начальство и служба собственной безопасности нашей таможни. Годами не видят. В упор.

Есть еще один вид бизнеса, страшный по масштабу вращающихся там денег. Это переправка в Китай породистых кошек и собак, которых везут к нам из Москвы.

Животные едут в переносках, они писают и какают в эти переноски всю дорогу. Когда их тащат через «багажку», часто бывает, что это дерьмо выливается под ноги. Вонища глаза выедает. А мы потом туда людей ведем. У многих начинается рвотный рефлекс. Это все тоже называется лицом России.

Таможенники и пограничники – это государевы люди, но их работа выстроена так, что им все равно, сколько человек пройдет через пункт пропуска. Пять или пятьдесят – это на их зарплату никак не влияет, они делают все для того, чтобы проходили пять человек вместо пятидесяти. Быстро там, где идут денежки.

Складывается ощущение, что на пункте пропуска все сделано для «фонарей» и «кирпичей». Годами бодрые подтянутые парни в шортах и футболках через головы других нагло трелюют сумки с товарами. У них все организовано до автоматизма, ни одного лишнего движения. Для них везде «зеленка». Их баулы летят через головы, визы и расстояния.

Не раз приходилось видеть, как инспектор таможни в гражданской одежде, который сегодня не в смене, ошивается на пункте пропуска. Догадайтесь, что он там делает в нерабочее время, вернее, что ему позволяют там делать? Кого-то крышует, у меня нет в этом ни капли сомнений.

В жизни же все просто. Товарищ прокурор, ты посмотри зарплатные ведомости инспекторов таможни и посмотри, на каких машинах они ездят. И все станет понятно в одну минуту.

Недавно на Благовещенской таможне была двухнедельная московская проверка, и на таможне было пусто. Ни одного «кирпича», тишина.

Туристы все проходили вовремя, китайские гиды испуганно оглядывались по сторонам: их никто нет тряс, не унижал, на них никто не орал. Только проверка уехала, весь ад начался снова.

Один гид китайский мне говорит: «Ольга, к вам никто никогда не поедет, когда люди, как скотина перед забоем, по три-четыре часа стоят на таможне. Они же приедут домой, всем расскажут, что у вас так плохо. Как вы этого не понимаете?» – спрашивал он меня. Я не знала, что ему ответить.

Теплоход пришел, например, в 11 часов, и его 2 часа держат на рейде. Это реалии последних недель. Объясняют малой пропускной способностью.

Диспетчеры что делают? Отодвигают китайский теплоход и пропускают российский, с баулами. Так же нечестно. Потом все зеркально к нам возвращается. Китайцы же все это видят и понимают.

Если во всем мире делают все для того, чтобы турист прошел быстро, то наши считают, что чем туристов меньше, тем лучше. Они запросто могут сказать: «Сидели бы дома, что прутся сюда?» Я такое не раз слышала.

Как издеваются над китайскими стариками на нашей таможне, словами не передать. Я как представлю, что на мою маму так могут орать, у меня в душе слезы кипят.

Измученные туристы выходят из терминала злые и голодные. Они уже ни покупать ничего не хотят, ни смотреть. Их усаживают в автобус, но они говорят, что они устали. Это значит, их надо везти в гостиницу. В результате все теряют. Теряют музеи, теряет торговля, теряют работники турфирм.

Туалет бесплатный на таможне чаще закрыт, чем открыт. Там королевы – уборщицы, они не хотят его мыть и всяческие препоны строят. То она его закроет на ключ, то, как Брестская Крепость, стоит возле туалета с видом – не подходи-убью. Указателей на китайском языке, что это туалет, вообще нет. Есть малюсенький указатель на платный туалет и все. Всех стараются сориентировать в платный туалет, а у большинства китайских туристов при въезде нет еще ни одного русского рубля. Стоят бедные, терпят, мучаются.

Кстати, в Благовещенске я не знаю ни одного приличного бесплатного общественного туалета. Только в торговых центрах. В «Островах» более-менее приличный. На Амурской ярмарке все платные. Это же неправильно.

На пункте пропуска персонал в основном неулыбчивый, с пасмурными перекошенными лицами. Присесть там негде, нет ни стульев, ни лавочек. На земле люди сидят. Как скот.

Раньше из зала досмотра был выход в зал, где билетные кассы, сейчас таможня этот выход закрыла. Не хотят, чтобы люди смотрели, как они досматривают. Нам запрещают ходить вдоль так называемой желтой линии, чтобы мы тоже не смотрели, в какой кабинке моя группа идет. Значит, им есть что скрывать? У них несколько человек сидит под следствием, это же не просто так.

У нас запрещено туристам вывозить мед из России – это дурь несусветная. В Архаринском районе роскошный мед, гектары государственной земли пасечникам раздаем, а мед вывозить нельзя. Большую дурь можно придумать, но трудно. Государственный тупизм.

Бедный турист. Если гид просмотрит и он купит баночку меда, то ему штраф 500 рублей. И обязательно отберут.

А если человек на инвалидной коляске, то для него там вообще ничего не предусмотрено.

Мне больше всего жалко стариков. Как издеваются над китайскими стариками на нашей таможне, словами не передать. Я как представлю, что на мою маму так могут орать, у меня в душе слезы кипят.

Есть две молодых таможенницы – настоящие эсэсовки. Если вижу, что мои пожилые туристы через них идут, у меня давление поднимается. Есть старички, которым далеко за 80 и даже по 90, а они еще путешествуют. У них на одежде клепочки металлические, ремешки, термосочки с чаем в руках, глотка воды же нет нигде. Они теряются, как дети: через рамку проходят, а у них что-то звенит. Таможенницы овчарками лают на них: «Назад я тебе сказала!»

Сопля. Он в три раза ее старше, а она ему орет – я тебе сказала. Тыкает ему. Дедок испуганный, он забыл от такого ора и то, что помнил.

В любой Бангкок, Ереван, Баку прилетаешь, там увидят седую голову и с улыбкой без очереди вызывают, а у нас орут на них, как на собак бездомных. Девчонки молодые считают своим долгом помучить китайских стариков.

Справедливости ради скажу, что более возрастные таможенники так не орут, как молодые.

В России принято к китайцам обращаться на «ты», причем с нескрываемым пренебрежением.

Охранник на рамке орет голосом конвоира: «Стой здесь, я сказал! Я тебе сказал! Где худжао (паспорт), где пьхяо (билет)?» Просто ГУЛАГ и 37-й год. Пользуются тем, что люди языка не знают и должным образом ответить ему не могут.

Одна китаянка, хорошо говорящая по-русски, после того, как он начал на нее орать, сказала ему: «Почему вы так со мной разговариваете? Я же женщина, а не собака» Он слегка осекся.

Помню, был китаец, у него весь паспорт в визах: шенгены, Новая Зеландия, Австралия, Венесуэла, США. Человек полмира проехал. А у нас его, как барана, строили, унижали, орали на него. У него слезы на глазах от бессилия – он мир объехал и подобного представить себе не мог.

У всех взгляд, как у рыб замороженных. Работники «АмурАССО» идут домой с работы, а туристы сидят на ступеньках лестницы, в проходах сидят, им, бедным, сесть же негде. Годами таможенники переступают через ноги, руки, сидящих людей, как через дрова. Годами переступают. Страшно.

А какое позорище наши дороги. Участок улиц Краснофлотской и Политехнической, по которой мы туристов на автобусах везем от таможни, весь разбит. Лужи, ямы, грязь.

Здравствуй, немытая Россия.

— Александр Ярошенко, Amur.info

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!

Уведомить
wpDiscuz